Лев Николаевич Толстой

1113
Лев Толстой

Лев Николаевич Толстой (1828 – 1910 гг.) — гениальный русский писатель, мыслитель, внёсший огромный вклад в русскую литературу и историю. Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала проходят через всё творчество писателя. С 1870-х годов возрастает его внимание к темам смерти, греха, покаяния и нравственного возрождения. Его неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества. Судить Льва Николаевича Толстого ни у кого из людей нет права, а вот разобраться в вопросе спасения человеческой души — долг каждого человека. Предлагаем вниманию читателей небольшой отрывок из письма «Ответ Льва Толстого Синоду на отлучение его от церкви».

Лев Толстой

То, что я отрёкся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрёкся я от неё не потому, что я восстал на Господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить Ему.

Прежде чем отречься от церкви и единения с народом, которое мне было невыразимо дорого, я, усомнившись в правоте церкви, посвятил несколько лет на то, чтобы исследовать теоретически и практически учение церкви: теоретически — я перечитал всё, что мог, об учении церкви, изучил и критически разобрал догматическое богословие; практически же — строго следовал в продолжение более года всем предписаниям церкви, соблюдая все посты и посещая все церковные службы. И я убедился, что учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения. Стоит только прочитать требник и проследить за теми обрядами, которые совершаются православным духовенством и считаются христианским богослужением, чтобы увидать, что все эти обряды не что иное, как различные приёмы колдовства, приспособленные ко всем возможным случаям жизни. Для того, чтобы ребёнок, если умрёт, пошёл в рай, нужно успеть помазать его маслом и выкупать с произнесением известных слов; чтобы был успех в деле или спокойное житьё в новом доме, для того, чтобы облегчилось положение умершего на том свете, для всего этого и тысячи других обстоятельств есть известные заклинания, которые в известном месте и за известные приношения произносит священник.

В крещении младенцев вижу явное извращение всего того смысла, который могло иметь крещение для взрослых, сознательно принимающих христианство. В периодическом прощении грехов на исповеди вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность и уничтожающий опасение перед согрешением.

В елеосвящении так же, как и в миропомазании, вижу приёмы грубого колдовства, как и в почитании икон и мощей, как и во всех тех обрядах, молитвах, заклинаниях, которыми наполнен требник.

Про Христа, выгнавшего из храма быков, овец и продавцов, должны были говорить, что Он кощунствует. Если бы Он пришёл теперь и увидал то, что делается Его именем в церкви, то ещё с большим и более законным гневом повыкидал бы все эти ужасные антиминсы, и копья, и кресты, и чаши, и свечи, и иконы, и всё то, посредством чего они скрывают от людей Бога и Его учение.

Оскорбляют, огорчают или кому-нибудь не нравятся эти мои верования, — я так же мало могу их изменить, как своё тело. Мне надо самому одному жить, самому одному и умереть (и очень скоро), и потому я не могу никак иначе верить, как так, как я верю, готовясь идти к тому Богу, от Которого исшёл.

Я начал с того, что полюбил свою православную веру более своего спокойствия, потом полюбил христианство более своей церкви, теперь же люблю истину более всего на свете. И до сих пор истина совпадает для меня с христианством, как я его понимаю. И я исповедую это христианство; и в той мере, в какой исповедую его, спокойно и радостно живу и спокойно и радостно приближаюсь к смерти.

4 апреля 1901 года

Полный вариант письма смотрите в Полном собрании сочинений, т. 34, с. 245-253, на сайте http://az.lib.ru/

Газета «Сокрытое Сокровище» № 9 (197) сентябрь 2013 г.