Елена непп – девушка, пережившая теракт

546

В редакцию газеты «Сокрытое Сокровище» каждый месяц приходят десятки писем с удивительными историями наших читателей. Одно из таких писем вместе со стихотворениями мы получили от Елены Непп, которая живет в Москве. Вся жизнь Елены – это опыт непрерывного общения с живым Богом. Наш корреспондент встретился и побеседовал с ней.

– Елена, расскажи, что побудило тебя написать первое стихотворение?
– Это произошло несколько лет назад. Я рано поверила в Бога, но со временем к Нему, к церкви «привыкаешь», и то, что раньше казалось живым и необходимым, становится религиозным обрядом. Все же я еженедельно ходила на богослужения, пела в хоре. И неожиданно, как гром среди ясного неба, у меня обнаружили онкологическое заболевание. Я была в отчаянии. Лежала в больнице на обследовании, и, помимо сильной боли, которую старалась скрывать от близких, я чувствовала одиночество и обреченность. В палате сквозь слезы я задавала Богу вопрос, почему это произошло со мной, ведь у меня вся жизнь еще впереди, я только поступила в институт. Во время молитвы, не понимая, что делаю, я машинально исчерчивала бумагу. Наутро я обнаружила, что передо мной лежат стихи – как ответ на мои молитвы. Это было большой поддержкой.
Тихим эхом вопросы вторились:
Как? Зачем? Почему? И за что?
Лишь, взглянув на Голгофу, опомнилась:
Все вопросы мои – ничто!

– Но каким же был ответ на твой главный вопрос?
– Конечно, я просила об исцелении. В больнице мне предложили платную операцию, но у нашей семьи таких денег не было. Но это не расстроило меня, наоборот, я ощутила необыкновенное спокойствие, появилось желание просто принять Божью волю. Я ушла из больницы и продолжила учебу, чтобы сдать сессию. Затем я повторно легла на обследование, и врачи развели руками: никаких признаков болезни не было. В этой ситуации я ничего не могла сделать, просто смирилась – и Бог даровал мне исцеление. С тех пор я пишу стихи. Они складываются у меня как песни, правда, на музыку их переложить пока не удается.

– Ты увлекаешься музыкой?
– Музыка – моя профессия. Я преподаю музыку в Детской академии. Желание петь у меня появилось рано – лет с девяти. В г. Орске, где мы тогда жили, проходила евангельская программа. Мы с мамой пошли на первую встречу, и я услышала пение Елены Козловой (сейчас – Елена Рудой). Ее голос настолько заворожил меня, что я каждый вечер заставляла маму вести меня на программу. Я мечтала петь так же красиво. Но для того, чтобы учиться в музыкальной школе, нужен был инструмент, который мы не могли себе позволить. Я молилась, чтобы Господь подарил мне фортепиано. И Он ответил! Однажды вечером папа вкатил в квартиру мою мечту. Позже я узнала, что это мама обменяла свои золотые серьги на фортепиано. На той программе она приняла крещение.

– Тебе повезло: ведь это редкость, когда увлечение перерастает в профессию.
– Да, я поняла, что хочу преподавать музыку. Подруга предложила мне попробовать поступить вместе с ней в Коломенский государственный педагогический институт на музыкальный факультет. Я отказывалась, потому что считала, что моего образования недостаточно, но все-таки решила попробовать. Первым экзаменом было музыкальное исполнительство. Как раз на нем-то я и могла, скорее всего, «срезаться»! Я даже не особенно волновалась, и каково же было мое удивление, когда преподаватели поставили мне «отлично» и пригласили на следующий экзамен! Когда меня зачислили, я поняла, что Бог продолжает руководить моей жизнью, и с головой погрузилась в учебу.

– Среди твоих стихотворений есть одно, в котором звучат отголоски большой боли нашей страны. Это твой отклик на недавнюю трагедию в московском метро?
О, человек, остановись!
Не нажимай на кнопку смерти,
Пока не поздно, обратись,
Порви оковы зависти и мести.
– Покажется странным, но это стихотворение я написала около двух лет назад. Безо всякой видимой причины. Но за день до теракта я пережила ощущение трагедии. В воскресенье мы с родителями были в большом торговом центре. Представляете: огромная каменная коробка без окон и огромная толпа людей. Мне вспомнился пожар в Пермском клубе, и на секунду во мне все сжалось от страха: не приведи, Господи, чтобы что-то случилось в таком скоплении людей. А на следующий день я оказалась на станции метро «Парк культуры» в момент взрыва…

– Что происходило в тот день в метро?
– Теракты произошли утром 29 марта. Это был понедельник, и, как всегда в начале недели, очень хотелось спать. Я слегка опаздывала на работу, но не спешила. Если бы я ехала вовремя, то как раз бы оказалась на «Лубянке» ко времени взрыва. Я спустилась в метро на станции «Проспект Вернадского» около 8 утра, поезд отъехал и тут же встал. В ужасной духоте и тесноте мы ехали до кольцевой около получаса, хотя дороги там на десять минут. Пришлось отправить sms на работу, что я серьезно опаздываю. Ответ показался мне очень странным: «Мы в курсе событий в метро». Я ничего не поняла, а на «Парке культуры» нас высадили и объявили, чтобы дальше добирались своим ходом.

– На «Лубянке» состав к тому времени уже был атакован, а мобильная связь сохранялась?
– Мне даже удалось позвонить маме и сказать, чтобы она оставалась дома, потому что кругом царила неразбериха. Я поднялась по переходу на первый лестничный пролет, когда раздался хлопок, – и я тут же потеряла сознание. Смутно помню какие-то крики и мужчину, который вытащил меня к выходу из метро. Возле турникетов была паника, а на улице шла обычная жизнь, и это как-то успокаивало. Вскоре появились пожарные, скорая, вертолет, и тогда стало ясно, что произошло что-то страшное, а до этого мыслей о теракте не было. На мне не было ни царапины, и я благодарна Богу, что Он в очередной раз отвел от меня беду.

– В твоей жизни что-то изменилось после пережитого?
– Я вновь, как тогда, во время болезни, многое переосмыслила. Мне стала дорога каждая минута, и я часто думаю, что еще могу сделать для людей, для Бога. Очень больно за тех, кто погиб, за их близких, но все, что происходит вокруг, говорит о скором пришествии нашего Господа: нам страшно жить в таком мире, где гибнут безвинные люди. Я благодарна Ему за то, что Он спас меня на краю пропасти, и с нетерпением жду времени, когда страх и страдания прекратятся.

Вдруг растаял туман, и я вижу вдали,
Что пути и дороги-то все – миражи.
Есть тропинка одна, что без блеска огней,
Силы, славы, почет не найдешь ты на ней.
Та тропинка узка, и средь терний ведет,
Но зато Сам Спаситель с тобою идет.

Беседовал Роман Семьин

 

№21 (161) ноябрь 2010 г.