История одной семьи

История одной семьи

Думаю, не ошибусь, если скажу, что людей, посвященных Господу, узнаешь сразу. В этом заблуждаться нельзя. Не в ораторском искусстве и не в выдающихся организаторских способностях их отличительные черты. В любви! Любви преданной, искренней, проявляющейся в повседневной жизни, во всех ее мелочах. Именно такая любовь сопровождает служение семьи Збаражских.

Ярослав

Корни Ярослава Степановича Збаражского ведут на Западную Украину. Его родители – Степан Васильевич и София Ивановна – были набожными людьми. Оба до женитьбы ходили в православную церковь, единственную в маленьком селе Богдановке, пели в церковном хоре. Закончилась Первая мировая война, и в село стали возвращаться односельчане. Павел Геляс и Петр Шмигель несколько лет провели в плену, в Румынии. Оттуда они привезли на родину Библии и адвентистскую весть. Степан и София с трепетом внимали их рассказам о всемогущем любящем Творце, о Втором Пришествии Господа Иисуса Христа. Стали самостоятельно изучать Священное Писание. Слово Божье упало на плодородную почву, и вскоре оба они приняли водное крещение.

На рубеже 30-х годов община в Богдановке насчитывала уже около восьмидесяти человек. Адвентистов селяне принимали «в штыки». В стекла молитвенного дома летели камни, а в спину неслись злобные слова и проклятия. Но это не мешало Збаражским твердо стоять в вере. Материально же семья жила очень бедно. Один за другим родились девять детей. Двое малышей умерли еще до войны. Остальных родители воспитали в любви ко Христу. Все они впоследствии стали адвентистами седьмого дня.

Когда Ярославу исполнилось 16 лет, семья перебралась на Кавказ. Поселились в с. Янголичево, недалеко от Сочи. Чтобы помочь родителям, худенький и слабый здоровьем паренек пошел работать в Мацестинский чайсовхоз. Спустя два года Ярослав принял крещение. Произошло это самое памятное событие осенью 1965 года. В маленькой речушке Мацеста была сделана яма для купания. Здесь и совершили обряд посвящения Господу. Ночью. Тайно.

Сегодня уже трудно представить, как гнали и преследовали верующих в те годы. На пике атеистической пропаганды нужно было обладать верным сердцем и большим мужеством, чтобы не отказаться от своих убеждений. Музыкальная и поющая семья Збаражских, где всегда царили взаимопонимание и любовь, вскоре стала центром притяжения для адвентистов из окрестных селений и из города Сочи. Для богослужений собирались по домам. И часто Ярослав радовал братьев и сестер игрой на мандолине, скрипке, гитаре.

Люба

Верующей была еще бабушка Любы Журавлевой – Агриппина Христофоровна. Жила она в маленьком хуторе Патмос, Миллеровского района, Ростовской области. Практически все население его составляли христиане-адвентисты седьмого дня. Потом, во время сталинских репрессий, Божий народ рассеялся.

Отец Любы, Иван Сергеевич, заприметил красавицу и певунью Раису. Ради нее стал ходить в церковь и уговорил-таки выйти за него замуж. В 1949 году молодая семья переехала в ст. Аксай. Жизнь в казачьей станице на берегу Дона не была радостной для Раисы Петровны. Вначале такой терпимый в вопросах веры, позже муж показал крутой нрав. Общины в Аксае не было, и свекровь постоянно настраивала своего сына против поездок невестки в Ростов на богослужения. Но так сильна была ее любовь к Господу, что ничего не могло сломить молодую женщину. Несмотря на такую обстановку в семье, все три дочери Раисы Петровны приняли в сердце Христа. И у каждой был свой путь к Господу.

Любочка Журавлева. Милая девушка с ясными глазами и светло-русой косой. Патриотка. Активистка. Любе нравилось быть в самой гуще общественной жизни школы, проводить различные мероприятия, ходить на демонстрации. В своем классе она была комсоргом. И, как могла, старалась «работать» со своей верующей мамой. Мудрая Раиса Петровна не «воевала» с дочкой, не давила на нее, не заставляла посещать собрания. Она никогда не теряла ровного, радостного расположения духа. Что бы ни делала, всегда напевала. Порой просила: «Любушка, почитай-ка мне псалмы». И Люба, очень любившая маму, не могла противиться ей. Память у девушки была прекрасная, и многие тексты она знала наизусть.

Еще учась в школе, Люба мечтала стать врачом-педиатром. Закончив 10 классов, начала усиленно готовиться к экзаменам. Отца в это время направили на уборку хлеба в Казахстан, и в их доме стали собираться верующие. Девушка помогала маме расставлять лавочки и стулья, а сама уходила в сад штудировать учебники. Но однажды, в очередной раз расставив лавочки, она никуда не ушла…

На вопрос одной из сестер: «Кто это?», Раиса Петровна с грустью ответила:

– Моя дочь Люба. Она неверующая.

– Рая, да разве можно так говорить? Разве ты не видишь, что она с Господом! Ведь это за нее мы так горячо молились!

В институт Люба не поступила. Но она получила в жизни иное призвание, куда более высокое и нужное для окружающих людей.

* * *

Устроилась работать ученицей в ателье в Аксае. Очень кропотливая и старательная, с богатым воображением, Люба быстро освоила все тонкости профессии и вскоре уже могла выполнять заказы самостоятельно. Через два года приняла крещение. Из дома пришлось уехать. Отец узнал о поступке дочери и не захотел примириться с ним. Все его надежды на Любу, на ее удачное замужество, карьеру, другие заманчивые перспективы, которые он рисовал в своем воображении, разом рухнули.

Работу в Ростове найти было сложно. Однако Господь устроил так, что девушку порекомендовали в городской дом моделей. Приняли с испытательным сроком. Дали сшить сложнейшую вещь, что не каждому, даже опытному мастеру, по силам. Журавлева справилась прекрасно, и ее оставили на престижной и интересной работе. За три с половиной года она получила шестой разряд закройщика, выполняла модели, которые участвовали в выставках в различных городах СССР и за рубежом.

В Ростове девушка обрела и новую семью. Всем сердцем посвященные Господу люди – Василий Мартынович Шиповсков и его супруга Тамара Константиновна – стали для Любы настоящими духовными родителями. Люди тянулись к ним, и для всех они находили время, отдавали частицу души, помогали и материально. Как важно для человека, особенно если ему всего девятнадцать лет и он впервые оказался в чужом городе, обрести такую поддержку. Шиповсковы полюбили чистую, скромную девушку, как родную дочь. И в дальнейшем духовные родители сыграли в судьбе Любы Журавлевой очень важную роль, организовав ее встречу с будущим мужем.

Первая встреча

Любовь и Ярослав никогда ранее не встречались. Братья и сестры по вере, неравнодушные к их судьбе, решили познакомить молодых людей. Уж слишком они были похожи: добрые, открытые и очень скромные. Друзья искренне желали им счастья.

«Я и не думал жениться, – вспоминает Ярослав Степанович. – После армии вернулся к родителям. Они в то время жили в Туапсе, при доме молитвы. Приехал в нашу общину на пасторское служение из Ростова Назар Моисей. Вместе устроились работать в быткомбинат, обучал меня Назар столярскому делу и часто рассказывал про хорошую девушку Любу, потом предложил познакомить…»

Перед тем, как ехать на встречу, Ярослав занял денег, в Москве купил себе новые пальто, костюм и шляпу и при полном параде отправился в Ростов. Впервые увидел Любу на богослужении. Девушка исполняла сольную партию. Чистый, сильный голос, казалось, проникал прямо в душу. После собрания Шиповсковы пригласили юношу на обед. Пришла к ним в гости и Люба.

«Я горячо молилась, чтобы Господь послал мне мужа, с которым мы вместе сможем трудиться для Него, – рассказывает Любовь Ивановна. – Кто бы он ни был, но если первое, что предложит, будет совместная молитва, значит, Господь, этот человек от Тебя!»

И вот, молодые люди остались одни. Худенький, застенчивый паренек. В глазах светится открытая душа, и весь он как на ладони. «Расскажи о себе»,- попросила Любовь. «Давай сначала помолимся», – предложил Ярослав…

11 июня 1972 года была свадьба. Венчали их в Ростове, а праздничный обед состоялся в Аксае. Присутствовало на нем 450 человек.

Всегда Господни

Любовь Ивановна оставила свою престижную, перспективную работу и переехала с мужем в Туапсе. Никогда на протяжении всей жизни она не раскаивалась в этом. Как никогда не пришлось ей разочароваться в избраннике, посланном Господом. Что же касается Ярослава, то для него Любовь – это самое большое счастье, радость, мир и тепло. И когда ее нет рядом, краски жизни меркнут.

Один за другим родились четыре сына. Все были желанными. Каждый для родителей – бесценное сокровище. И хотя материально семье Збаражских приходилось очень трудно, это были прекрасные времена.

Маленькая община, а она насчитывала тогда 30 человек, жила, как одна семья. Ярослав Степанович был дирижером хора, много времени уделял репетициям. А Любовь Ивановна принимала верующих. К ним постоянно приезжали братья и сестры со всех концов России. Сердечная семья никого не оставляла без внимания.

Когда родился младшенький, Сережа, Збаражские переехали в Волгоград. …Утром 21 декабря 1983 года молодая семья вышла на перрон волжского города. Чемоданы, узлы и четверо детей мал мала меньше. Старшему Васе – десять лет, Пете – семь, Диме – пять и четырехмесячный Сережа на руках. Поселились в частном доме. Температура 13 градусов. Чтобы согреть хотя бы одну комнату, топили буржуйку. На репетиции хора отправлялись всей семьей, детей везли на санках. Но они не унывали и не жаловались. В служении Господу Збаражские всегда находили радость. Жить ради Бога было для них столь же естественным, как дышать. Вместе молились, пели, читали Священное Писание и библейские рассказы. В доме у них всегда было многолюдно. Организовывали детские собрания, выезжали на природу и там проводили встречи верующих, вместе изучали Библию и даже устраивали экзамены.

Родители никогда не навязывали сыновьям свои убеждения, но все они выросли верующими людьми. Да и могло ли быть иначе? В детях Господь благословляет тех, кто служит Ему. И это самая высокая награда за верность и любовь.

* * *

В 1995 году Ярославу Степановичу предложили стать пастором только что созданной общины в городе Волжском. «Я никогда не думал, что Господь призовет меня на пасторское служение, – делится Ярослав Степанович. – Образования соответствующего нет, да и человек я очень стеснительный. Не оратор. Поначалу было очень трудно, особенно подниматься за кафедру. Чтобы подготовить проповедь, занимался не меньше недели. Да и сейчас каждый раз волнуюсь. Огорчаюсь до глубины души, когда не удается убедить человека. Нужно огромное терпение и смирение в этом. Что для меня самое главное? Открывать людям Христа! Я и сам постоянно учусь у моего Великого Учителя доброте, чуткости, более глубокому пониманию Библии».

Елена Ельчанинова,
г. Михайловка,
Волгоградская область

Газета «Сокрытое Сокровище» № 9 (101) сентябрь 2005 г.