Кирилл и Мефодий – распространители христианства

24 мая во всех славянских странах ежегодно отмечается День славянской письменности и культуры. Истоки этого праздника неразрывно связаны с именами Кирилла и Мефодия — просветителей славян, создателей славянской азбуки.

Кроме создания алфавита и перевода Библии братья занимались распространением христианства на территории Восточной Европы. Профессор А. Г. Кузьмин отмечает, что ранние религиозно-идейные направления на Руси связаны именно с кирилло-мефодиевской традицией, которая объединила в себе многие понятия и представления как восточной, так и западной христианских церквей, а в чём-то носила и свой особенный, оригинальный характер.

Идейно-религиозное направление, основанное просветителями, не ограничивало государство в политической и религиозной сфере, не претендовало на религиозную исключительность, что допускало в какой-то степени самостоятельную линию религиозного развития.

Характерные черты кирилло-мефодиевской традиции, включая веротерпимость, были глубоко чужды как римской, так и византийской традициям. Господствующие церкви быстро распространялись за счёт террора по Европе и, зачастую вступая в конфликты, распределяли между собой сферы влияния.

В истории Римской и Византийской церквей мы не наблюдаем подобной веротерпимости и идей единства верующих, но в славянской среде она пустила глубокие корни. По мнению историка Н. К. Никольского, идея церковного единства и веротерпимость были отличительными чертами «кирилло-мефодиевского кругозора».

Другая характерная черта кирилло-мефодиевской традиции — близость к ветхозаветному элементу, который являлся характерной чертой раннехристианской Церкви.

В Житии Кирилла и Мефодия прослеживается влияние Иоанна Иерусалимского, который был одним из немногих богословов своего времени, относившихся лояльно к иудео-христианскому взгляду на Писание. Ему, жившему в IV в., был чужд дух антисемитизма и неприятия ветхозаветных Писаний. Его богословие было посвящено раскрытию типологических образов Ветхого Завета, осуществившихся в Новом Завете. Иоанн проявлял интерес и к этической стороне Ветхого Завета, и к тому, что христиане часто обходили стороной.

Кирилло-мефодиевская традиция не делала акцент на таких характерных чертах Византийской церкви, как монашество, безбрачие духовенства, обязательное богослужение на греческом языке. Деятельность братьев-просветителей подготовила почву для общей христианизации Древней Руси. Кирилл и Мефодий сумели наилучшим образом адаптировать проповедь христианства к древнерусскому мышлению и культуре. Н. К. Никольский называет ранний период русского христианства, или период болгарского влияния, христианством, проникнутым «светлым» и возвышенным оптимизмом мировой религии. Литературные памятники времён княжения Владимира, по его мнению, носят черты, свободные от монашеской аскезы и негативного отношения к реальной жизни.

Под влиянием проникающей византийской традиции постепенно изменяется облик русского христианства. В частности, аскетические традиции обретают своих сторонников и в Киеве. В правление Ярослава Мудрого (1019 – 1054), по свидетельству летописи «черноризцы стали умножаться, и монастыри появляться». «Апология монашества, начатая Нестором Летописцем, активно продолжалась и позднее. Используя многообразие агиографических сюжетов, нередко авантюрно-любовных, особенно привлекательных для простых верующих, печерские книжники усиленно проповедовали идею превосходства церковного над светским, духовного над мирским».

Характерной чертой византийского богословия являлась уверенность в том, что крещение — достаточный факт для спасения. Вот почему так рьяно сторонники Византийской церкви стремились крестить Русь. На Руси же христианство до крещения Владимиром отождествляло милостыню со спасающей силой. Владимир, вдохновлённый словами Иисуса о сокровищах истинных и о милостыне бедным, снаряжал телеги хлебами, мясом, рыбой, мёдом, квасом и приказывал возить их по городу, спрашивая: «Где больной, нищий или кто не может ходить?» И раздавали тем всё необходимое. Отличительной чертой русского «владимирского» христианства была проповедь об активной любви к ближнему. Эти и другие черты христианства раннего периода на Руси были лишены мрачного переживания и подчёркивания тленности мирского. В подобной модели монахи вряд ли могли претендовать на роль главных идеологов христианства.

Из книги «Славянское христианство»

Газета «Сокрытое Сокровище» № 05 (253) май 2018 г.