Богом спасённая в море

543

Молитесь заблаговременно перед намеченным делом, молитесь всегда, потому что в самый критический момент можете не успеть даже слов «Спаси!» или «Прости!» произнести.

Поговорка «Кто в море не бывал, тот досыта Богу не маливался», скорее всего, больше относится к морякам и рыбакам. Я не из их числа, но моя морская история, возможно, укрепит в ком-то росток веры в самой безысходной ситуации.

О, сколько вдохновенных строк я посвятила морям! Осенью 2018 года я гостила в Махачкале у своих друзей. В тот тёплый осенний день, 2 октября, мною, поэтессой-маринисткой, снова овладело неудержимое желание ещё раз насладиться морскими волнами, ведь через несколько дней — отъезд, и Каспий останется в воспоминаниях на много месяцев.

После полудня на городском пляже было совсем не людно. Море только начинало штормить. Оценив свои силы не профессиональной, но неплохой пловчихи, умеющей ладить с волнами, я решила немного покупаться в ещё тёплой воде с комфортной температурой около 20 градусов. Недолго поплавав, я почувствовала, что волны резко участились. Надо было выходить. Но море вдруг начало швырять меня, как игрушку, относя от берега и захлёстывая с головой, уже не позволяя вдохнуть воздух: во время откатной волны я должна бы вынырнуть, но сверху спешила другая, и тут же накрывала третья… В глаза забивались подводные соринки. В отчаянной борьбе со стихией, стремящейся поглотить мою жизнь, подсознание подсказывало, что ещё немного без кислорода и лёгкие отекут. Когда моя голова всё же показывалась на поверхности воды, я успевала произнести только отдельные молитвенные слова: «Боже!» — и опять волна. «Воздух!» — и вновь погружалась в мутную зыбь. «Спаси!» — и на смену катилась другая беспощадная волна. «Жить!.. Смири волны!.. Бог!..» — летели к Небесам мои жалкие вопли.

Бог смилостивился надо мной. Волны стали реже, но не подпускали меня к берегу, до которого оставалось меньше ста метров. Мятежный Каспий казался бездонным. Набережную, по которой проходили редкие отдыхающие, контролировали спасатели, но они не подозревали, что человек, скрываемый гребнями волн, не плавает, а попал в беду. «Боже, я хочу жить! Спаси меня!» — со слезами беспомощности кричала я Творцу. «Люди, я жить хочу! Я жить хочу!» — но никто из людей не мог слышать меня: море гудело перекатными водами, проглатывая мои прерывистые крики. На мгновение возникла соблазнительная мысль: а что, если перестать сопротивляться волнам? Я ощутила себя морской частичкой — бесправной, управляемой неведомо какой волей, как распластанный тускло-розовый целлофановый пакет рядом со мною, послушный воде. Что в нём недавно было — мусор или полезная пища? Теперь нас с ним связала одна судьба, мы оказались равными. «А как же мои родители? Они не переживут… Сыновья? — пришла на помощь спасительная мысль. — Так бездарно умереть?!… Нет, необходимо продолжать бороться!» Вдруг мои вытянутые в стороны руки стали бессильными, а ноги — ватными, я не могла ничем пошевелить, силы предательски покинули меня. И снова принялась молить Творца: «Дай сил! Никогда больше не стану рисковать. Буду беречь жизнь!» Весь час противоборства вера не оставляла меня, но и Каспий не собирался отпускать. Создавалось впечатление, что противодействие стихии никогда не кончится. Ещё через некоторое время я почувствовала, что скоро смогу выйти на берег.

Спасатель на берегу был наготове, но дать ему какой-либо знак из-за взбунтовавшихся волн у меня не было возможности. Когда я, наконец, была на суше, он поразился сему водному приключению и объяснил, что я попала в водоворот: «Считайте этот день своим вторым днём рождения». С таким усилием вымолить у Бога жизнь! Моё сердце учащённо пульсировало: чудо, что оно выдержало часовую напряжённую борьбу и что всё это время я не испытывала никакой паники. Паника сковывает волю.

После пережитого для меня стала ценнее сама жизнь, которая может закончиться в любой момент, сейчас, а не когда я стану древней бабушкой. Теперь, если дни заполняются бесполезной суетой и переживаниями, отнимающими мою творческую энергию, я задаюсь вопросом: «А для этого ли Бог меня спас?»

Наталья Андриянова, г. Смоленск