Кто спасал Ильяса?

501

Есть у меня друг, Ильяс Гатауллин. Ему 74 года. Это человек, который все еще жив только благодаря, как он сам говорит, вмешательству Бога. Поскольку жизнь его должна была бы прерваться, судя по обстоятельствам, уже много раз.
Судите сами.
В девятилетнем возрасте в Перми в 1945 году он упал с крыши дома на дрова. Оказался настолько перекалеченным, что доставить в больницу мальчика не взялись. Две недели он был без сознания. Врач приходила на дом и неизменно качала головой. Чудом выжил. Перестал слышать на одно ухо, а следы жутких травм долго еще видны были на теле.
— Конечно, Бог спас меня тогда, — убежденно говорил мне Ильяс.
— А врач?
— Без вмешательства Бога врач ничего не смогла бы.
Спустя год он тонул. Не умея плавать, упал с плота в воду на Каме. Уже почти захлебнулся, и каким образом вдруг оказался на берегу — не помнит. Сам не выплыл — точно, и рядом никого не было. Кто спас?
Еще через год, уже умея плавать, прыгнул в воду метров с трех с перил мостика, хотя не знал глубины. На спор. Оказалось — мелко: воткнулся головой в дно. И опять выжил.
В 1952 году в школе на тренировке по акробатике прыжок вперед вверх с переворотом окончился неудачно. Упал — компрессионный перелом позвоночника. Да еще из-за собственной, как сам говорит, глупости, не обратился к врачу. Месяца три ходил «как кол проглотив»: малейшее движение отдавалось болью. Криво, но срослось как-то, хотя до сих пор нередко болит, или ноет.
Спустя пять лет, учась в университете, на тренировке по акробатике при заднем сальто без подстраховки, при отсутствии мата упал головой в пол.
— Тренер стал белый как мел, —
вспоминает Ильяс, — ведь при таком падении ломают шею.
У него же на удивление только сплющились шейные позвонки.
А когда уже работал геологом, замерзал зимою в буран в пермской степи в ночь под новый 1965 год. Но почему-то, опять же, не замерз.
Так случилось, что ему пришлось пешком идти за 40 километров на встречу, назначенную топографами для решения важного вопроса, связанного с буровыми работами. Прошел более двух третей расстояния, наступала ночь. Метель усилилась. Ильяс сбился с пути, провалился в глубокий и длинный овраг. Пытался выбраться, но выбился из сил, осел в снег и затих. Стало тепло и спокойно, не хотелось шевелить ни ногой, ни рукой, ушел в забытье. Вдруг кольнула мысль, будто кто-то толкнул: «Ты что же, замерзнуть здесь решил? Молодой ведь еще, а дома жена и сын». Открыл глаза — вверху звездное небо, ощущение жуткого холода и осознание: «Еще немного — и точно, околею». Поднялся, снова упрямо стал карабкаться из оврага и вновь и вновь срывался. Но вот в очередной раз, едва добрался до карниза, оказался вдруг наверху, как бы сам по себе.
За спиной — овраг, впереди —
огоньки деревни. Добрался до крайней избы, постучал. Открыла женщина и вдруг закричала как от ужаса, бросилась назад.
Вышел мужик с ружьем, впустил страдальца. Выяснилось: женщина решила, что перед ней привидение. Путник стоял весь в снегу, а лицо покрыто коркой льда, и лишь белки глаз поблескивали в полутьме.
— Кто пробудил меня в овраге, когда я был уже обречен на смерть от замерзания? — спрашивает сам себя Ильяс. — А кто вытолкнул из оврага? Это долго было для меня загадкой. И только когда стал верующим, узнал Христа, Его любовь, понял: это Его Ангел спасал меня тогда. И в последующем Господь хранил меня в опасностях. Раньше я считал, что случайно уцелел во многих эпизодах, связанных с риском для жизни. Но случайности бывают два, три, ну четыре раза. Но не может быть, чтобы с одним человеком произошло так много случайностей. Поэтому я убежден и искренне верю, что только Бог спасал меня.
Игорь Чесноков, г. Архангельск

Газета “Сокрытое Сокровище” №8(172) август 2011 г.