Побег из большого города

112
Mother and little daughter walking in spring sunny park

Уехать из города? Когда-то такая мысль вовсе не посещала нас. Всё изменилось, когда появились дети.

Потянуло к земле

Когда наша старшая дочка только училась ходить, я уже начала робко подумывать в сторону сельской жизни. После того как мы выехали летом на пару недель на природу с палатками, мне было просто омерзительно возвращаться в город. Наша шикарная детская площадка во дворе казалась мне теперь «зоной», я смотрела на детишек, пасущихся на этом заплёванном клочке земли, и во мне поднималась доселе невиданная брезгливость. Неделя ушла на привыкание к городской жизни.

Душа просила леса, поля и воздуха. Я стала делиться мечтами с другими молодыми мамочками. Тогда с их стороны было сплошное непонимание: «Ты хочешь, чтобы твоя дочь стала дояркой?!» Можно подумать, доярка — это проклятие такое. Я уже тогда понимала и говорила, что доярка может быть куда счастливее, чем изысканная офисная красавица.

Мой муж, занимавший в то время руководящую должность, тоже вполне серьёзно полагал, что земля принесёт ему больше счастья, чем изматывающая работа в офисе. С этими мыслями мы купили домик в деревне и начали постепенно превращать его в домище. Вместе с этим мы возделывали землю, полностью обеспечивали себя овощами. Я стала замечать, что, трудясь на свежем воздухе, становлюсь здоровее и спокойнее. Неприятные симптомы аутоиммунных заболеваний меньше беспокоили, раздражительность уходила. Мы пили свою воду, ели свои плоды. Мой внутренний «ипохондрик» исцелялся.

Проблемы городской квартиры

Но лето заканчивалось, и мы возвращались в город: деревенский дом ещё не был пригоден к круглогодичному проживанию. Четыре стены давили. Для младшего ребёнка одеться на прогулку было теперь целой проблемой. В деревне ты проснулся и хоть в пижаме шагай вдыхать утренний воздух. В городе сложнее.

Не та, совсем не та жизнь в бетонной коробке. А тут ещё напасть: клопы появились. Раньше я думала, что все клопы остались где-то в произведениях Достоевского. Я заблуждалась. Наша жизнь превратилась в ад: постоянные обработки квартиры, беседы с соседями, сбор подписей, снова обработки. Мы держали оборону из последних сил. Ночью сон бежал: казалось, что кто-то ползёт по тебе. Дети просыпались порой «без глаза»: от укуса веко так раздувалось, что глаз не открывался. Состояние было близко к паническим атакам. В это время мы поняли точно: мы не хотим жить в квартире, мы не хотим зависеть от нечистоплотных соседей, мы не хотим слушать мат за стеной, мы не хотим спрашивать разрешение каждый раз, когда собираемся сверлить стену. Мы хотим свой дом в уединении.

Нам стало ясно, что наш участок в деревне — тоже не самое подходящее место: слишком близко соседи (участок длинный, но узкий). Мы стали присматривать что-то более дикое, но в своей области ничего найти не смогли.

Наконец, мы выбрали дом… в соседнем регионе. Это целая удивительная история, но не в этот раз.

Осталось продать квартиру в городе и купить этот заветный домик. И тут началось…

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день

Когда-то мы получили субсидию по программе «Молодая семья». Обязательным условием было выделить ребёнку долю в квартире. Эта-то доля испортила нам жизнь на несколько месяцев: жильё, где собственником является ребёнок, порой очень сложно продать. Особенно сложно, если ты продаёшь квартиру в престижном районе областного центра и собираешься увезти детей в какую-то тьмутаракань. Речь даже не о глухой деревне, а о домике в райцентре, между прочим.

Сотрудников органов опеки не волнует, что площадь жилья становится больше, что появляется большой участок земли, баня, даже настоящая собака — предел детских мечтаний. Они «защищают интересы ребёнка». По их мнению, в интересах ребёнка — большой город. Наше счастье, что рыночная стоимость квартиры и покупаемого дома одинаковы. Опека дала-таки добро со второй попытки. А если житель Москвы захочет продать квартиру (где ребёнок имеет долю) и переехать в деревню? Это будет считаться ухудшением жилищных условий.

Государство сейчас не скупится на маткапитал и субсидии, требуя при этом, чтобы детей делали собственниками жилья. Вложите эти средства в городскую квартиру, и вы станете заложниками — каждое «благо» имеет обратную сторону медали.

Мне в связи с этим вспомнились слова христианской писательницы Эллен Уайт (1827 – 1915): «Снова и снова Господь увещевает Свой народ забирать свои семьи из городов и переезжать в сельскую местность, где они могли бы организовывать свои хозяйства, так как в будущем проблема купли и продажи станет весьма серьёзной». Мы эту «серьёзность» испытали во всей полноте.

Позвольте поделиться с вами ещё несколькими цитатами, которые помогли нам (как людям верующим) в принятии решения в пользу сельской местности.

  • Жизнь в городах изобилует ложными ценностями и искусственно созданными условиями. Страстное желание приобрести деньги, возбуждающая суматоха и стремление к удовольствиям, жажда показного, роскошь … — всё это движет огромными массами людей, отвращая их ум от истинной цели жизни… Одно из наиболее утончённых и опасных искушений, которое подстерегает детей и молодёжь в городах, — это пристрастие к удовольствиям.
  • Городская среда часто является опасной для здоровья. Постоянная необходимость входить в контакт с больными, загрязнённые воздух и вода, нечистая пища, стеснённые, нездоровые условия жизни — вот лишь некоторые проблемы, с которыми сталкивается городской житель. В Божьи намерения не входило, чтобы люди скапливались в городах. Вначале Он поместил наших прародителей среди прекрасных пейзажей и звуков, и Он хочет, чтобы это радовало нас и сегодня. Чем ближе мы к первоначальным Божьим планам, тем более благоприятную возможность имеем, чтобы обрести здоровое тело, ум и душу.
  • Если есть возможность, то дом следует выбирать за пределами города, где дети могут иметь землю для возделывания. Пусть у каждого из них будет свой участок земли; и когда вы учите их, как сажать сад, как подготавливать почву для семян и пропалывать сорняки, то учите их также, что необходимо удалять из своей жизни неприглядные, губительные привычки. Учите их бороться с порочными наклонностями, как они борются с сорняками в огороде. Потребуется время, чтобы научить их этому, но оно будет оплачено, щедро оплачено.
  • При первой возможности родители должны строить дома в сельской местности для своих детей. Отцы и матери, которые имеют участок земли и уютный дом, — это короли и королевы. Не считайте, что вы что-то теряете, когда оставляете города и переезжаете в сельскую местность. Здесь повсюду обильные благословения ожидают тех, кто готов воспользоваться ими.

Я не хочу, чтобы эти доводы вызвали у вас протест. Я просто описываю наш путь и не утверждаю, что теперь для нашей семьи наступит рай на земле. Но мы верим, что в жизни есть нечто более ценное, чем материальное благополучие. Как сказал Сам Иисус: «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?» (Евангелие от Матфея 16:26).

Елизавета Черникова
Цитаты из книги Эллен Уайт «Христианский дом»

Для людей слабонервных, чувствительных и раздражительных, скучных ипохондриков, угрюмых меланхоликов, для истеричек лучший совет есть тот, чтобы они возвратились к простому роду жизни мирного земледельца: пахать и засевать землю, обрабатывать огород, сад, разводить деревья, чистить дорожки в саду, сажать цветы, собирать овощи и плоды.

«Сельский лечебник», 1866 г.

Газета «Сокрытое Сокровище» июнь 2021 г.