Широкий путь — он, казалось бы, самый простой, и многие идут по нему. Идут, зачастую не ведая о том, что есть другая дорога. Мы привыкли к мысли, что армия воспитывает настоящих мужчин. А знаете ли вы, что есть законная альтернатива для тех, кто имеет другое представление о воспитании мужского характера и службе Родине? О таких людях наш рассказ.

Справка:  Альтернативная гражданская служба (АГС) представляет собой особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемой гражданами вместо военной службы.

Конституция РФ, ст. 59, ч. 3: Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение воинской службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену её альтернативной гражданской службой.

Дмитрий и Наталья Барышевы — родители двух прекрасных сыновей. Оба — старший Александр и младший Михаил — выбрали для себя альтернативную гражданскую службу. Саша был первопроходцем в родном городе. Добиться законного права на прохождение непривычного варианта службы было нелегко. О том, как развивались события, рассказывает Наталья.

Наталья Барышева: Саша заранее планировал проходить альтернативную гражданскую службу. Поэтому мы, изучив нормативные документы, заблаговременно подали заявление в военкомат. Но случилось непредвиденное: произошла реорганизация и слияние военкоматов, в результате чего Сашины документы потерялись. Что делать? Мы не виноваты, а как доказать? Прежде всего, мы подали новое заявление. А я решила поговорить с самым главным человеком в этой сфере, пришла к нему на приём, объяснила ситуацию. А потом выслушала длинную речь возмущённого человека:

— Такие, как вы и ваш сын, позорят страну! Растите маменькиных сынков! Мы краснеем за таких, как вы! Сейчас я запишу ваши данные и, уж поверьте, сделаю всё возможное, чтобы ваш сын пошёл служить. Причём не куда-то, а в самое трудное место! Я прослежу за этим лично.

— Вы поймите, мой сын не уклоняется от службы. Он готов служить Родине, но без оружия. Мы верующие люди. У нас такие убеждения.

— Не надо мне ни про какие убеждения рассказывать. Вы всё это выдумали, чтобы сыночка при себе оставить. Он пойдёт служить, и точка! Раз я сказал, то так и будет!

— А я верю, что мой Бог вмешается в эту ситуацию.

— Ничего ваш Бог не сделает. Я об этом позабочусь!

Я вышла из кабинета красная. Сердце бешено стучало. В голове крутились мысли: «Зачем ты пошла? Только испортила всё!»

Мы молились, думали подавать документы в суд, но случилось неожиданное: на медкомиссии Саше дали отсрочку на шесть месяцев по состоянию здоровья. А потом ещё одну. Была возможность получить третью отсрочку, тогда Сашу совсем освободили бы от прохождения службы, но он сказал: «Хватит комиссий. Я иду служить!» К этому времени наше повторно написанное заявление вступило в силу, и Саше дали добро на альтернативную службу. Только в военкомате не знали, что с ним делать: Саша ведь был первым таким чудаком во Владимире. Когда все детали прояснились, то военкомат даже пригласил телевидение, чтобы те сняли сюжет о том, что в нашем городе, оказывается, можно реализовать право на выбор способа прохождения службы. Можно-то, оно, конечно, можно, но мы поседели за это время. Но для нас это был период удивительных опытов с Богом. Как близки нам были слова царя Давида, восклицавшего: «Господь за меня — не устрашусь: что сделает мне человек? Господь мне помощник: буду смотреть на врагов моих. Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на человека» (Псалом 117:6–8).

Александр Барышев: Когда мне категорически отказали в прохождении альтернативной службы, я пошёл в платную больницу, проглотил «лампочку», чтобы проверить желудок. Мне сказали, что там не всё идеально, но с таким в армию берут. Однако на медкомиссии мне дали отсрочку. Положили в больницу. Полечили. Врачи сказали, что больше проблем нет. Я сам видел справку, внимательно изучил её, пока вёз в военкомат. А в военкомате человек смотрит на эту же справку и… снова даёт отсрочку! Почему? Что он там увидел? Там ведь было написано, что я здоров! Это для меня чудо! Мы ведь всё делали честно, взяток никому не давали.

Итак, моё заявление приняли. Меня оставили служить в родном городе, направив в Дом престарелых. Туда закупили дорогостоящие стиральные машинки, а меня назначили оператором. Я отвечал за работу и своевременное обслуживание чудо-агрегатов.

В диспансере (мы его называем домом престарелых, хотя там не только пожилые люди) в то время коротали дни около 700 человек. Те, кто мог ходить, частенько заглядывали ко мне поговорить. Интересные старички попадались. Я, как мог, поддерживал их. Все (и сотрудники, и подопечные) интересовались, как я оказался в их заведении. Я рассказывал, что я верующий, что хочу служить Родине, но не так, как большинство. Люди задавали вопросы. Когда было нечем заняться, я читал книги. Прочитал за эти два года (год и семь месяцев, если быть точным) больше книг, чем за всю остальную жизнь.

Я жил дома, приезжал в дом престарелых на работу, как и другие сотрудники. Я получал зарплату. У меня был отпуск. Я видел жену (на тот момент я уже был женат). Мне было очень приятно, что на работе мне доверяют. Когда заведующая прачечной уходила в отпуск, то оставляла меня за главного, хотя в прачечной трудилось человек 15.

(С улыбкой) Тот злой военкоматчик, который отчитывал маму, кусал бы локти, если бы увидел, как я прохожу службу: в окружении тётенек, которые по-матерински любили меня и подкармливали. Но что поделаешь?:) Почему-то Богу угодно было, чтобы я оказался именно в том месте.

Михаил Барышев: Альтернативная гражданская служба — замечательная возможность отдать долг Родине, не поступаясь христианскими принципами. Более того, ваш труд будет полезен здесь и сейчас.

Меня направили на службу во Владимирский психоневрологический интернат в качестве санитара, где в отделении на несколько десятков проживающих из десяти работников я был единственным мужчиной. К слову, большинство пациентов были лежачими, и их регулярно нужно было поднимать, что женщинам сделать очень сложно, поэтому я каждый день видел пользу от своей работы.

А юридически это действительно была работа с записью в трудовой книжке, выходными, минимальной зарплатой и отпуском. АГС не помешала мне жениться, поскольку я жил в своём городе и в свободное от работы время мог заниматься своими личными делами. Все эти плюсы вполне оправдывают увеличенный срок службы.

Мы побеседовали и с другими ребятами, которые выбрали АГС по религиозным убеждениям.

Денис Дерюгин: Мы подавали заявление на АГС вместе с друзьями. Нас было четверо: я, Женя, Миша и Саша. В военкомате на нас сразу посмотрели как на ненормальных, стали отговаривать: мол, девчонки смеяться над вами будут.

За право проходить АГС пришлось побороться! Вот часть нашего заявления, в котором мы аргументировали свой выбор:

Одним из основополагающих библейских учений является необходимость соблюдения Десяти Заповедей, данных Богом человечеству.

Четвёртая заповедь гласит: «Помни день субботний, чтобы святить его… День седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела…» (Исход 20:8, 10).

Шестая заповедь гласит: «Не убивай» (Исход 20:13).

Также сказано: «Любите врагов ваших» (Евангелие от Матфея 5:44).

Верующие присягают и дают обещание Богу жить по заповедям и присягают государству в тех случаях, если требования государства не противоречат Закону Божьему. Принятие же присяги в армии может поставить христианина перед выбором пойти против своей совести и заповедей Божьих, т. к. современное государство может не только защищаться от внешней агрессии, но и само быть агрессором.

Старший лейтенант, который занимался нами в военкомате, был шокирован, когда зачитывал, куда нас направляют. Нам дали работу в г. Можайске Московской области в санатории при Спецстрое России. А зарплата у нас оказалась больше, чем у этого старшего лейтенанта.

Я со своим другом Мишей и ещё один парень из Мурома поехали служить туда. Женю отправили на почту, а Сашу — в Белгород мыть посуду в тубдиспансере.

Тогда служба была 21 месяц, но так как санаторий считался военным, мы служили 18 месяцев. Когда мы приехали туда, то были в восторге: санаторий находился в 17 км от города, там был чистейший воздух.

Сначала альтернативщиков было немного, а потом призвали 13 человек из разных уголков страны. Я был садовником, мой друг трудился на продуктовом складе. Были среди ребят сантехники, плотники, дворники, электрики. Руководство быстро поняло, что ребята мы хорошие, работящие, с внутренним стержнем, порядочные, не дебоширы. Чего таких на работу не брать? Настоящим христианам можно доверять!

Каждый день были какие-то необычные случаи и опыты, которые вспоминаю до сих пор. Я просто делал своё дело и завоевал уважение среди ребят и среди персонала. Полковник, когда я уезжал домой, даже вручил мне наручные памятные часы.

Евгений Матвеев: Я служил (хотя лучше сказать работал) на почте. Сначала почтальоном, а потом в отделе продаж. Бабулечки, которым я приносил пенсию, до сих пор меня узнают. А в отделе продаж нас было всего двое: я и коллега. Однажды ревизия выявила серьёзную недостачу. Я точно знал, моя коллега — честный человек, а она на 100% была уверена в моей порядочности. Поэтому мы согласились, чтобы недостачу вычитали из наших зарплат. По сути, мне до конца службы предстояло работать бесплатно. Я молился, и через некоторое время выяснилось, что ошибку допустили в бухгалтерии. Так что закончилось всё хорошо. Настолько хорошо, что после меня проходить АГС на этой почте пригласили ещё троих верующих ребят. Руководство быстро поняло, что мы не пьём (значит, на работу выходим каждый день), не курим (т. е. работаем 8 часов, а не 7 + перекуры), не воруем.

Могу уверенно сказать, что для меня АГС была большим благословением. Господь удивительно берёг меня всё это время. Несмотря на то, что на складе, где я проводил много времени, было очень холодно, я ни разу не заболел.

А для тех, кто будет служить после нас, дорожка протоптана.

Руслан Печников: Я заблаговременно подал в военкомат нужные документы, поэтому отстаивать своё право на АГС не пришлось. Меня отправили трудиться на ивановский почтамт. Поселили в комнату в общежитии. Работал я сортировщиком писем. Деятельность была достаточно однообразной, что утомляло во всех отношениях. Усугублялось это тем, что меня всё хуже соглашались отпускать в субботу, а для меня суббота — это Божий день покоя, чётко обозначенный в четвёртой заповеди. Я помолился о сложившейся ситуации, после чего мне пришла — уверен, что от Господа, — мысль написать заявление сразу к начальнику всего почтамта. Я не стал откладывать, встал ночью и написал в подробностях, почему я не работаю по субботам, и попросил, чтобы мне предоставили возможность отдыха с вечера пятницы по вечер субботы или чтобы перевели на другую должность. Я распечатал заявление и уснул, а на следующий день отправился с ним к директору. Он внимательно отнёсся к моему вопросу и распорядился, чтобы меня перевели на другую должность, чему я был очень рад. Кстати, когда директор прочитал заявление, мы ещё значительное время с ним общались на духовные темы, так что к нему в кабинет собралась очередь. А когда я уже заканчивал альтернативную службу, подарил этому человеку большую Библию.

Тем молодым людям, кому ещё предстоит проходить АГС, скажу, что очень важно:

  • понять, почему ты идёшь на альтернативную службу;

  • подать документы заранее, как этого требует закон;

  • каждый день быть светом на той работе, где будешь проходить альтернативную службу, и там, где будешь жить в это время, чтобы через всё, что ты делаешь, людям был явлен Господь.

Образец заявления в военкомат (подтверждение от церкви)

Настоящим письмом уведомляю вас, что Барышев Александр Дмитриевич является прихожанином Церкви христиан-адвентистов седьмого дня г. Владимира. В основе вероучения церкви лежит Священное Писание — Библия. Одним из основополагающих библейских учений является необходимость соблюдения Десяти Заповедей, данных Богом человечеству (Библия, книга Исход, глава 20). Эти заповеди касаются как наших отношений с людьми, так и наших отношений с Богом.

Четвёртая заповедь гласит: «Помни день субботний, чтобы святить его… День седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела…» (Исход 20:8, 10).

Шестая заповедь гласит: «Не убивай» (Исход 20:13).

Также сказано: «Любите врагов ваших» (Евангелие от Матфея 5:44).

Верующие присягают и дают обещание Богу жить по заповедям и присягают государству в тех случаях, если требования государства не противоречат Закону Божьему. Принятие же присяги в армии может поставить христианина перед выбором пойти против своей совести и заповедей Божьих, т. к. современное государство может не только защищаться от внешней агрессии, но и само быть агрессором. Поэтому участие верующих в боевых действиях противоречит вероучению церкви и убеждениям адвентистов.

Христос в Своём учении провозгласил отделение церкви от государства (Евангелие от Матфея 22:21), этот принцип закреплён и в Конституции нашей страны. Но это ни в коей мере не означает отделение церкви от общества, поэтому верующие стремятся исполнить свой гражданский долг перед государством в рамках Закона Божьего (проходя гражданскую альтернативную службу).

Свобода совести, как известно, признаётся наивысшей ценностью в нашем государстве. Поэтому, имея законное право на замену военной службы на гражданскую альтернативную, просим вас обеспечить прохождение оной Барышеву Александру Дмитриевичу, чтобы он мог выполнить свой долг перед Отечеством.

Газета «Сокрытое Сокровище» декабрь 2018 г.