Сон длиною в жизнь

395

Опустившиеся люди, на которых многие смотрят с презрением и отвращением, не оставлены Богом: Он до последнего борется и за них, желая превратить их никчёмную жизнь в нечто стоящее и прекрасное. И пути Его неисповедимы…
Однажды я поехала в соседний город. Людей на вокзале мало, поэтому было видно, как два полицейских вели пьяную молодую женщину. Прохожие смотрели — кто с брезгливостью, кто с осуждением. Только стоявшая рядом со мной женщина сказала с болью и сочувствием: «Помоги ей, Господи». Мы вошли в вагон, сели рядом и как-то сразу разговорились. Мою попутчицу звали Катя. Она сказала, что пожалела нетрезвую женщину, так как ей не понаслышке знаком пьяный путь.
Катя жила с мамой, закончила школу, потом техникум лёгкой промышленности. Устроилась работать в ателье. Да и дома выполняла заказы на шитьё: у неё очень хорошо получалось. Жизнь в материальном плане налаживалась. Вдруг беда — скоропостижно умирает мама. Тяжело пережила Катя эту беду, да спасибо девчатам из ателье: помогли, поддержали. Но жизнь и молодость берут своё. Встретила Катя бывшую одноклассницу — модную, яркую, весёлую, и та уговорила Катю сходить в ресторан, где у неё назначена встреча с друзьями. Кате понравились весёлые парни, особенно Игорь — душа компании. Он проводил Катю раз, другой, да так и остался. Каждый день — то кафе, то рестораны. Деньги, которые Катя откладывала на учёбу в институт, быстро закончились. Игорь, как оказалось, «временно не работал». Да и Катя стала меньше зарабатывать. Заказчицы, придя на примерку и увидев пьяную компанию, больше не приходили.В ателье отношения становились всё напряжённее: всем надоели Катины детские отговорки (то будильник не сработал, то на автобус опоздала). В конце концов, предложили уволиться, так как Катя стала «запарывать» работу: с похмелья руки дрожали. Сколько раз Катя обещала себе бросить эту «весёлую жизнь», но как обидеть отказом компанию?
Однажды Кате приснился сон: красивая женщина в белом говорит ей, что надо расстаться с Игорем, потому что он падает в пропасть и её увлечёт за собой. Утром Катя твёрдо решила: завяжу! Она уговорила Игоря прогуляться. Они отправились на утёс к реке. Когда до берега оставалось метров 15 – 20, в обувь Кате попал камешек. Пока она расстёгивала пряжку и вытряхивала его, Игорь дошёл до утёса, и вдруг берег рухнул вместе с парнем…Похоронив товарища, «друзья» не оставили Катю один на один с бедой. Пьяные компании ежедневно поминали погибшего друга. Катя стала замечать исчезновение вещей, но махнула рукой: на что-то надо пить. И опять сон: та же женщина в белом говорит ей, что надо остановиться, хотя бы ради сына. Катя удивилась: у неё не было сына, но женщина сказала, что будет сын, а сама так печально посмотрела: «Я знаю, что тебе трудно, но ты молись и проси Господа Бога, чтоб Он помог».
Живя в пьяном угаре, Катя не заметила изменений, происходивших с ней. Оказалось, что она должна стать матерью…Роды были тяжёлыми. Катя с сыном пролежали два месяца в больнице, и она просила Бога о здоровье мальчика. Молитв она не знала; молилась, как могла. А сама думала: встретить нас некому, одеть некому, завернуть ребёнка не во что… Что было дальше рассказывает сама Катя.
Бог услышал мои молитвы. Я не знаю, как узнали мои сёстры (да-да, сёстры из ателье), но они встретили нас, принесли пелёнки-распашонки, одеяло. Придя ко мне в квартиру, они ужаснулись — везде грязь, бутылки, окурки. Ольга Васильевна, наш мастер, дала команду: мне и сыну — в ванную, девочкам — за уборку. Выйдя из ванной, я расплакалась: в квартире чисто, на столе — торт и чай.
Вечером неожиданно пришли «друзья» с бутылками водки и пива. И я сорвалась: как отказаться, когда обмывали сына? И опять сон: иду по узкому мосту, а он внезапно закончился, назад не повернуть. Вдруг моя спасительница вывела меня, а сама с укором смотрела на меня, и на моё лицо капнула её слеза. Она сказала, что в следующий раз может и не успеть помочь. А как же сыночек?
Это была последняя пьянка. Девочки из ателье нашли вариант обмена квартиры. Я обосновалась рядом с ателье, подальше от «друзей». Мне стали давать работу на дом. Я зарабатывала на жизнь и растила Николая Петровича (сыну дала отчество своего отца). Молилась, просила помочь вырастить и воспитать сына. Бог услышал мои молитвы.
Сыну исполнилось 3 года. Очень смышлёный, серьёзный мужчинка. Когда мы гуляли, он с завистью смотрел, как папа нёс на плечах сына, как другой папа катал сына на велосипеде. Я это видела и плакала по ночам: сумею ли я вырастить его одна?
И снова сон. Моя дорогая спасительница сказала, что нужно молиться и соблюдать заповеди. О них я знала мало, только слышала краем уха. Вечером зашла Ольга Васильевна узнать, как наши дела, и принесла газету «Сокрытое Сокровище». Уложив сына, я не могла оторваться от газеты, пока не прочла её от корки до корки. Читая, я несколько раз принималась плакать: мне было стыдно за своё прошлое. Статьи о Божьей помощи тоже вызывали слёзы, но слёзы очищающие, благодарные. Если бы не Божья помощь, меня давно не было бы. Вот тогда я вспомнила камушек в туфле…
Утром, накормив своего Николая Петровича (когда сына спрашивали, как его зовут, он называл себя Николаем Петровичем), дала ему карандаши: пусть рисует. Включила машинку, но что-то с ней случилось: нитка петляла и рвалась. Я позвонила Ольге Васильевне, она сказала, что пришлёт мастера. Вскоре пришёл молодой человек и, увидев мальчика, спросил, как его звать. «Николай Петрович», — был ответ. Мастер рассмеялся: «А меня — Пётр Николаевич. Будем дружить. А пока поможешь машинку ремонтировать». Он доверил Коле инструменты, тот с деловым видом держал, подавая по просьбе Петра то отвёртку, то щипцы. Вскоре всё было готово, мастер засобирался уходить, у сына заблестели слёзы — жаль расставаться с новым другом: «У меня тоже машинка не работает». Мне показалось, что и Пётр обрадовался, что ещё придётся задержаться. Мужчины разобрались в поломке: оказалось, сели батарейки. Пётр пообещал прийти завтра и принести батарейки. Я предложила всем вместе пообедать. Сын с удовольствием ел суп, кашу, как дядя Петя, который сказал, что все, кто работает, должны есть.
На другой день сын не отходил от окна, ждал дядю Петю. Я переживала: как я объясню, почему он не пришёл? Но вдруг звонок! На пороге — дядя Петя с коробкой. Новая машина! И с батарейками! Пётр должен был зайти в один дом (там ждали мастера), и он предложил погулять и его проводить. Видели бы, как гордо шагал мой Николай Петрович, держась за руку Петра Николаевича. Пётр стал приходить каждый день: то торт принесёт, то конфет, а то попросит разрешения погулять с Колей, видя, как я занята шитьём. А тут Коля заболел. Высокая температура… Я растерялась, плачу. Вовремя пришёл Пётр, он вызвал врача. Оказалось, ветрянка. В последующие дни Коля с удовольствием подставлял папулки, которые Пётр мазал зелёнкой. В результате, оба в зелёнке, зато оба довольные. Вечером сын закапризничал, опять поднялась температура. Коля всё время просил дядю Петю, чтоб он побыл с ним, и Пётр остался. Остался навсегда! Сейчас сыну 7 лет. С папой Петей они неразлучны. Пока они гуляют, я шью или читаю «Сокрытое Сокровище». Газета — действительно сокровище: на все вопросы есть ответы, очень интересные статьи о людях, о Божьей помощи.
Конец пути. Катя попрощалась и вышла. Я же решила, что напишу об этой судьбе: может быть, эта статья поможет кому-нибудь задуматься.

Тамара Знаковская,г. Чебаркуль
Газета «Сокрытое Сокровище» январь 2020 г.