Афанасий Фет

899

Жизненный путь Фета начался с сурового испытания. Его мать Каролина Шарлотта Фет в 1820 году уехала из Германии с русским дворянином отставным ротмистром А. Н. Шеншиным. Вскоре родился Афанасий, которого Шеншин усыновляет. Через четырнадцать лет обнаружилась незаконность метрической записи, и русский дворянин Афанасий Шеншин превратился в разночинца – “иностранца Афанасия Фета”, которому удалось получить русское подданство только в 1846 году. Все случившееся Фет пережил как трагедию.

Он ставит целью вернуться в дворянское лоно Шеншиных и с фантастическим упорством добивается ее.

С 1838 по 1844 год Фет учится на словесном отделении философского факультета Московского университета. Там он изучает историю мировой культуры и продолжает писать стихи, которыми начал увлекаться в юношестве.

В 1840 году выходит первый сборник его стихотворений “Лирический пантеон”, а с 1842 года стихи Фета регулярно появляются на страницах журналов. “Из живущих в Москве поэтов всех даровитее господин Фет”, – пишет в 1843 году Белинский.

В 1845 году подающий надежды поэт становится унтер-офицером провинциального полка, так как первый офицерский чин давал право на получение потомственного дворянства.

В 1858 году Фет выходит в отставку. Дворянство не было получено, и в 1860 году поэт приобретает земельный участок, став помещиком-разночинцем. Это по-прежнему ущемляет его мироощущение: статус помещика-дворянина для него недосягаем. И он почти не пишет стихов, занимается хозяйством, выступает как публицист-консерватор.

И лишь в 1873 году по разрешению царя разночинец Фет превращается в дворянина Шеншина. На это сразу же отреагировал И. С. Тургенев: “Как Фет вы имели имя, как Шеншин вы имеете только фамилию”.

Став богатым помещиком, Фет занимается и благотворительной деятельностью: помогает близким, организует в Москве литературный вечер в пользу голодающих, хлопочет об устройстве больницы, “делает много добра соседним крестьянам”. Характерно, что в эти годы, как бы наперекор достигнутому благополучию, у Фета прорываются чувства тоски и недовольства собой. В одном из писем он пишет: “Застываю теперь, как земля осенью”, в другом жалуется на “почти абсолютное одиночество”. Единственную отраду Фет находит в поэзии. Творческий подъем начала 80-х годов продолжается до конца жизни. Он публикует четыре выпуска стихотворного сборника “Вечерние огни”, занимается переводческой деятельностью, которая отмечена Пушкинской премией.

Умер А. Фет 21 ноября (3 декабря н.с.) 1892 в Москве.


Ночь тиха. По тверди зыбкой

Звезды южные дрожат;

Очи Матери с улыбкой

В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних.

Вот пропели петухи,

И за ангелами в вышних

Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,

Озарен Марии лик…

Звездный хор к иному хору

Слухом трепетным приник.

И над ним горит высоко

Та звезда далеких стран:

С ней несут цари востока

Злато, смирну и ладан.


Чем доле я живу, чем больше пережил,

Чем повелительней стесняю сердца пыл, –

Тем для меня ясней, что не было от века

Слов, озаряющих светлее человека:

Всеобщий наш Отец, Который в небесах,

Да свято имя мы Твое блюдем в сердцах,

Да прийдет Царствие Твое, да будет воля

Твоя как в небесах, так и в земной юдоли.

Пошли и ныне хлеб обычный от трудов,

Прости нам долг, – и мы прощаем должников,

И не введи Ты нас, бессильных, в искушенье,

И от лукавого избави самомненья.