Два закона

720

Необходимо ли исполнять десять заповедей Божьего Закона? Большинство людей, считающих себя христианами, скажут в ответ на этот вопрос: “Да, конечно!” В нашем сознании Закон Божий предстает как нечто незыблемое и вечное. Так полагают большинство, но не все. Некоторые христианские церкви утверждают, что закон Десяти заповедей был отменен в момент смерти Иисуса Христа на Голгофском кресте. Кроме того, многие, начиная исследовать Библию, часто обнаруживают, что десять заповедей, которым их учат сегодня в церкви, отличаются от тех, которые были даны Богом и записаны в Священном Писании. Пожалуй, можно назвать единственную церковь, которая, основывая свое вероучение на спасении по вере в Иисуса Христа, учит своих последователей соблюдать все десять заповедей Закона Божьего, не отменяя и не корректируя ни одной из них. Это Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня.

Кроме “не убивай”, “не кради” и других общеизвестных заповедей, адвентисты не употребляют всуе Божье имя, не поклоняются никаким изображениям и не делают никакой работы в субботу – день покоя, о котором говорит четвертая заповедь Закона.

А что говорит относительно соблюдения заповедей Сам Бог? Отменил ли Иисус Закон? Изменил ли он хотя бы одну из Его заповедей? Ответ на этот вопрос можно найти, внимательно исследуя Библию.

Библия действительно говорит о том, что закон был упразднен Христом. В послании апостола Павла к Ефесянам 2:15 мы читаем: «упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением». Однако Павел, который это написал, в то же время возвещает: Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем (Римлянам 3:31). Можно ли предположить, что, обращаясь к одной церкви, богодухновенный автор Павел говорит о том, что закон упразднен, но, обращаясь к другой, восклицает “никак”, в обоих случаях предполагая, что речь идет об одном и том же законе? По всей вероятности, он говорит о двух разных законах. Что же это за законы, и чем они отличаются друг от друга?

Первая запись свода божественных законов, о которой мы знаем, была сделана во времена исхода, когда Бог вывел Свой избранный народ из Египта. До этого еще ни одна из 66 библейских книг не была написана. Используя Моисея, Бог начал давать людям откровение для наставления и руководства, и с этого дня все Божьи слова, обращенные к человеку, включая Его законы (за одним удивительным исключением) были записаны людьми, пророками. Упомянутое исключение представляет собой кодекс, который Бог возвестил людям Своим собственным голосом. Священная история не знает ни одной другой заповеди, которую Бог возвестил бы человеку во всей Своей сверхъестественной пламенеющей славе. Вот как Моисей говорил об этом величественном событии: “Ибо спроси у времен прежних, бывших прежде тебя, с того дня, в который сотворил Бог человека на земле, и от края неба до края неба: бывало ли что-нибудь такое, как сие великое дело, или слыхано ли подобное сему? Слышал ли [какой] народ глас Бога, говорящего из среды огня, и остался жив, как слышал ты?” (Второзаконие 4:32, 33).

После того, как Бог возвестил Свой Закон, или Десятословие (Декалог), Он “более не говорил” (Второзаконие 5:22). Проповедь завершилась, она представляла собой единое целое, и не было ничего, что Бог захотел бы добавить. Затем Своей рукой Он начертал ее  “на двух каменных скрижалях” (Второзаконие 5:22). В истории человечества нет ни одного документа, который носил бы на себе следы Божьей руки. “Скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии” (Исход 32:16). Запечатленное на каменных скрижалях Бог назвал “Закон” (Исход 24:12). Полный текст этого Закона приведен в Библии, в 20 главе книги Исход.

Бог повелел Моисею положить каменные скрижали в ковчег завета – самый священный предмет в религиозном служении, над которым сиял святой свет Божественного присутствия. Никакой другой свод законов туда помещен не был. “В ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей на Хориве” (3 Царств 8:9). Это говорит о том, что данный кодекс воспринимался как основа завета между Богом и израильтянами. Итак, мы видим, что Декалог – это весьма самобытный свод законов, который нельзя смешивать ни с каким другим.

В то же время надо сказать, что Декалог не был единственным Законом, который Бог дал на Синае. Люди получили законы, которые называют церемониальными и в которых содержатся правила совершения религиозного обряда, предписанного иудеям; это, в частности, касается жертв и приношений, годовых праздников и обязанностей священства. Книга Левит посвящена их описанию. Кроме того, были и гражданские законы, необходимые для управления иудеями как народом: например, законы о браке, разводе, о рабах и собственности (см. Исход, гл. 21).

Однако церемониальные и гражданские законы не были даны Израилю непосредственно Богом – они были даны через Моисея.

Сказав, что Господь написал Декалог “на двух каменных скрижалях”, Моисей тотчас добавляет: “И повелел мне Господь в то время научить вас постановлениям и законам” (Второзаконие 4:13, 14). “Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета Господа, Бога вашего, и она там будет свидетельством против тебя” (Второзаконие 31:24-26). То есть, книга закона должна была находиться возле ковчега завета, но не в самом ковчеге, как Десять Заповедей.

Ввиду того, что церемониальный закон и гражданские законодательные акты были написаны Моисеем, в Библии они обычно называются “законом Моисея”. “Моисеев закон”, конечно же, был и Божьим законом, потому что Бог был автором всего, что написал Моисей. Учитывая это, мы уже не удивляемся, что – по крайней мере, иногда – Библия называет закон Моисея “законом Господним”, хотя таких случаев немного. Тем не менее, нигде в Библии Декалог не называется законом Моисея. И именно о “Моисеевом законе” говорится, что он был упразднен смертью Иисуса Христа, так как после Его жертвы, принесенной на кресте, церемониальные жертвоприношения уже не имели смысла.

Вот что Новый Завет говорит о соблюдении Закона Десяти Заповедей: “Если же хочешь войти в жизнь [вечную], соблюди заповеди” (Матфея 19:17). После этого Христос сразу называет некоторые из Десяти Заповедей.

“Возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди” (Луки 23:56). В день смерти Спасителя Его ученики заботились о соблюдении четвертой заповеди Декалога.

“Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: “не пожелай” (Римлянам 7:7). Речь идет о десятой заповеди Десятисловия.
“Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. Ибо Тот же, Кто сказал: “не прелюбодействуй”, сказал и: “не убей”; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона. Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы” (Иакова 2:10-12).

Наверное, каждому приходилось, глядя на возвышающееся дерево и восхищаясь его густой сочной листвой, при ближайшем рассмотрении внезапно обнаружить: вокруг ствола обвилась какая-то лоза, и то, что казалось нам единым, на самом деле представляет собой объединение двух растений.

Декалог можно уподобить величественному дереву с десятью крепкими ветвями, которое наши прародители увидели цветущим в райском саду. После их грехопадения рядом с ним была посажена лоза церемониального закона, которая начала бурный рост во времена исхода. В последующие века люди тщательно ухаживали за лозой, забывая о дереве, и так продолжалось до тех пор, пока листва этой лозы почти не закрыла дерево и не задушила его. Подобный пример позволяет понять, почему сегодня некоторые христиане, глядя на библейское описание этого дерева с обвившейся вокруг него лозой, не замечают, что перед ними два растения. Это еще более приметно тогда, когда ветры богословских дискуссий раскачивают ветви, однако, как и в случае с настоящим деревом, всякое сомнение исчезает, если внимание сосредоточивается не на самых высоких ветках, а на стволе и корнях. Строго говоря, изучая происхождение законов, мы избавимся от всяких сомнений относительно того, что перед нами действительно два закона. Один из них, временный, существовал до жертвы Иисуса Христа, второй – вечный и неизменный нравственный Закон Десяти заповедей – является критерием, по которому Бог будет судить каждого человека.

Подготовила Ю. Коровина