Христианские мотивы в опере П.И. Чайковского «Иоланта»

563

В основе либретто, составленного братом композитора Модестом Чайковским, – история, описанная датским поэтом Генрихом Герцем (1845 г.) «Дочь короля Рене». Петр Ильич писал в письме брату об опере «Иоланта»: «Я напишу такую оперу, что все плакать будут».

«Иоланта» – последняя опера П. И. Чайковского и одно из самых светлых произведений композитора. Здесь нет ни одного отрицательного персонажа, вся опера наполнена христианским содержанием. В советское время религиозный смысл оперы противоречил атеистическому мировоззрению, и поэтому либретто было изменено. В результате опера потеряла свой драматизм: рассуждения о Божественном свете сменились банальным разговором о необходимости физиологического зрения.

Иоланта – слепая дочь короля Рене, не подозревающая о своем недуге. Она живет, окруженная любовью и заботой ближних. Ничто не должно напоминать ей о ее недостатке. Но у Иоланты появляются какие-то смутные предчувствия: «Чего-то мне недостает… чего? Хотела бы я знать», «Неужели глаза даны затем, чтоб только плакать?»

Укладывая спать Иоланту, служанки поют ей колыбельную, похожую на молитву:

«Бог, молитве детской внемля,
Щедрою рукой ниспошлет на землю
И счастье, и радость, и покой, и мир.
Пусть ангелы крылами навевают сны,
Рея тихо между нами, благости полны!
С небеси Господь Вселенной взглянет на тебя!
Ниспошлет тебе Он счастье, радость и покой».

Отец Иоланты – король Рене – предпринимает попытку помочь дочери. Он приглашает маркитанского врача Эбн-Хакиа.

Ожидая решения врача, Рене рассуждает о смысле страдания: почему Бог допустил такое несчастье в жизни его дочери? Его слова полны христианского смирения и самопожертвования.

«Увидит Иоланта свет, иль суждена мне вечно мука
Знать дочь мою, объятой тьмою?..
О, Боже, сжалься надо мною!
Господь мой, если грешен я,
За что страдает ангел чистый?
За что поверг из-за меня
Во тьму Ты взор ее лучистый?
Подай мне радостную весть,
Утешь надеждой исцеленья!
Я за нее готов принесть
Корону, власть, мои владенья…
Лиши меня всего – покоя, счастья.
Я все смиренно претерплю,
За все Тебя благословлю!
Смотри, готов во прахе пасть я,
Всего лишиться, все отдать,
Но только дай мне не видать
Мое дитя, объятым тьмою!
О, Боже, сжалься надо мной,
Перед Тобой готов во прахе пасть я,
О, Боже, Боже мой, сжалься, сжалься надо мною!»

Врач сообщает королю, что исцеление возможно только в том случае, если Иоланта узнает о своем несчастье. Но положительный результат он гарантировать не может – «все в Божьей власти!» Он говорит, что существует два мира: плотский и духовный, неразрывно связанные между собой.

«И прежде, чем открыть для света
Мирские, смертные глаза,
Нам нужно, чтобы чувство это
Познать сумела и душа».

Для того чтобы произошло исцеление, Иоланта должна жаждать исцеления.
Вследствие стечения обстоятельств Иоланта узнает о своей слепоте от графа Водемона, которого она полюбила всей душой. На вопрос Иоланты: «Что значит видеть?» Водемон отвечает: «Познавать свет Божий». Объясняя, что такое «свет», он говорит, что это:

«Чудный первенец творенья,
Первый миру дар Творца,
Славы Божьей проявленье,
Лучший перл Его венца!»

Но Водемон не может убедить Иоланту в необходимости зрения, она утверждает, что для того, чтобы видеть, ей не нужен свет! Она и так способна ощущать невидимого Бога:

«В жарком дне, в благоуханье,
В звуках и во мне самой
Отражен во всех созданьях
Бог незримый и благой!»

Король Рене объявляет, что Водемон, нарушивший запрет, подлежит смертной казни. Но если Иоланта прозреет, тогда ему будет дарована жизнь.

Иоланта готова к самопожертвованию, она примет любое страдание, если это спасет ее возлюбленного. Король говорит о ней, что «как Агнец Божий, она идет на муки». Иоланта получает исцеление не потому, что жаждет прозрения для себя, а потому что тем самым она спасает человека, которого любит. Получив исцеление, Иоланта опускается пред Богом на колени:

«Благой, великий, неизменный,
Во тьме являл Ты мне Себя!
Дай мне теперь, Творец Вселенной
Познать Тебя и в свете дня!
Прими хвалу рабы смиренной,
Мой голос слаб и робок взгляд.
Перед Тобою сонм блаженный
И Херувимы предстоят!
Но Ты велик и в снисхожденьи,
Твоей любви пределов нет,
И в самом малом из творений
Блестишь, как в капле солнца свет!»

Заканчивается опера общей хвалой:
«Прими хвалу рабов смиренных!
Во прахе мы перед Тобой!
Слава Тебе, Творец всесильный!
Осанна в вышних! Осанна в вышних!
Ты света истины сиянье,
Слава, слава Тебе, Господь всемогущий!
Ты света истины сиянье,
Слава, слава, Господь Вседержитель,
Творец всемогущий!
Хвала Тебе! Хвала Тебе!»

http://www.christianart.ru/