Исповедь прокаженного

693

Библия, Книга пророка Исаии, глава 53 «Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились.

Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем».

Я вспоминаю слова, которые слышал когда-то: «Наступает момент, когда каждый из нас у последней черты обращается к Богу». Но почему же нужно дойти до самой последней черты, чтобы обратиться к Богу?

Я вырос в довольно приличной семье. У меня были хорошие родители. Кроме меня, были еще двое детей, но они были младше меня, и я не особенно любил возиться с ними. В родном доме я жил без всяких забот, потому что знал, что мои родители обеспечат меня всем необходимым. Вначале я ходил в синагогу, куда меня отдали учиться родители, но мне вся эта учеба казалась такой скучной, что я постоянно убегал оттуда. В то время мне исполнилось 16 лет, и я чувствовал себя таким взрослым и самостоятельным, что думал, будто могу сам принимать решения и уже больше не зависеть от родителей. В то время мой друг Равуил, который был на год старше меня, решил пойти в соседнее селение, чтобы немного подзаработать денег. Я, недолго думая, побежал к отцу, чтобы взять у него хоть немного денег на дорогу. Когда отец услышал, что я собираюсь идти с Равуилом, он спросил у меня, для чего я пойду туда. Я не знал, что ответить и испугался: а вдруг отец не даст мне денег? И я ему что-то соврал. Так начался мой путь во взрослую жизнь.

Мой отец дал мне довольно много денег, чтобы в чужой стране я не нуждался. И вот мы с Равуилом пошли в соседний городок. Сначала мы рассчитывали, что купим себе по лошади, а потом решили, что как-нибудь доберемся своим ходом. И мы пошли. Дорога была легкой, и я был очень доволен тем, что наконец-то покинул стены родного дома. Посмотрев на Равуила, я заметил какую-то тоску в его глазах. Для него эта дорога была вынужденной, но я его успокоил тем, что как только заработаем денег, обязательно вернемся домой. Он в ответ лишь покачал головой.

Ночь мы встретили в степи. Нам ничего не оставалось делать, как остановиться здесь. Рядом не было ни одного дома, лишь где-то далеко раздавался одинокий лай собаки. До ближайшего селения было недалеко, но мы решили провести эту ночь в степи, чтобы на утро с новыми силами войти в город. У каждого из нас была теплая одежда, мы постелили ее а землю и легли спать. Равуил уснул сразу, а я не мог заснуть. Я думал о том, что будет утром. Надо мной было звездное небо, и одна звезда излучала свет больше других. Я слышал от своего отца, что когда-то такая звезда указала путь пастухам к какому-то новому Царю. Я не очень-то верил в это, да и какое мне дело до того? Меня ждут впереди большие свершения, а потому я отбросил все эти мысли… В город, скорей бы утро… Так я и уснул.

Проснулись мы рано. Где-то вдалеке снова послышался лай собаки. Я снова посмотрел на небо, но звезд уже не было видно. Я стал собирать вещи, и вскоре мы были в селении. Утро было ранее, и все только-только просыпались. Мы прошли по всем возможным гостиницам, но нигде не было места. Мы нашли приют в небольшом сарае, его дал нам один старичок. Мы с Равуилом пообещали хозяину, что все сохранится без потерь, хотя в сарае и пропадать-то было нечему. На полу стояли две кое-как сколоченные деревянные кровати, да на каждой соломенная подстилка. Но мы были рады и этому, тем более что хозяин с нас дорого не взял.

На следующее утро Равуил пошел искать работу, а я пошел искать приключений. И, конечно же, я их нашел. Зайдя в первую попавшуюся забегаловку, я решил выпить вина. Дома мне никогда не разрешал пить отец, а здесь я свободен. У меня появились друзья и подруги. Равуил пытался образумить меня, но я его не слушал. Местные девицы быстро окрутили меня. А я, совсем мальчишка, им поддался. О, как сладко стал я проводить время. Я совсем забыл о том, что нужно было искать работу. А зачем она была мне нужна? У меня было достаточно денег. В этих кутежах и попойках прошли три года. Для кого-то это может и долгое время, но для меня оно пролетело как три дня.

А потом наступил самый страшный день в моей жизни. Однажды вечером я пришел домой, как обычно пьяный, сел за стол с Равуилом. А он как-то долго и непонятно на меня смотрел. Потом взял за руку и указал на небольшую язву, которая была на коже. В этой местности было много прокаженных, но они никогда не появлялись в селении, а было специальное место, где они собирались. В то время каждый видел проказу, но я никогда не мог предположить, что заболею подобной болезнью. Мне ничего не оставалось делать, как покинуть свое пристанище.

Куда идти? Я сначала думал, что никто не обратит внимания на мою болезнь,  но через пару дней проказа покрыла все мое тело. Поэтому мне оставалось только самому убежать из города. Я убежал в пустынное место, но теперь в моих карманах было совсем мало денег. Болезнь меня отрезвила. Вдалеке я увидел человека. Он шел по направлению ко мне. Я узнал его, это был мой старый знакомый. По установлениям прокаженный человек должен всегда предупреждать о своей болезни, если он этого не сделает, ему могла грозить смерть. О, неужели я должен умереть в 19 лет? Нет, нет, я не хочу умирать! И я что было сил закричал: «Нечист! Нечист!». Мой приятель, который до этого шел мне навстречу, развернулся и стал убегать. Вот это приятель! А ведь мы с ним сидели за одним столом за стаканом вина. Вспомнив об этом, я поймал себя на мысли, что уже второй день не ел. Я убегал от людей и совсем забыл о пище. А как же быть теперь? Кто накормит меня в этой пустыне? Неужели я умру от голода?

Смеркалось. Мне ничего не оставалось делать, как лечь спать. Я лег на голую землю и закрыл глаза. Вспомнил, как три года назад был одержим только одной мыслью: как бы попасть сюда. А теперь? Тогда у меня была надежда… А сейчас?… Я открыл глаза и увидел над собой звездное небо. О, опять это небо, и опять звезда, которая светила ярче других… Звезда?!… А может?… Вдруг то, что говорят люди, правда? Но как мне увидеть Царя, который родился чуть больше 30 лет назад? И Царь ли Он вообще? Ну, так говорят люди. Да мало ли что они говорят. Во мне боролись два существа. Устав от этих мыслей, я уснул. Проснулся от того, что кто-то на меня смотрел. Открыв глаза, я увидел перед собой красивого молодого человека. По своей привычке я закричал что было сил: «Нечист, нечист!» Молодой человек с грустью посмотрел на меня. Он спросил, как же я оказался в таком положении? Что? Этот человек еще разговаривает со мною? Прошло очень много времени с тех пор, как ко мне кто-то близко подходил. Я со слезами на глазах рассказал этому человеку всю правду.

О, как бы я хотел возвратить время назад, я бы выбрал совсем другой путь. Человек взял меня за руку. Как Он мог прикоснуться ко мне? Я ведь противен даже сам себе. До моего слуха донеслись какие-то слова, но одно из которых я разобрал четко: ЗДОРОВ. Что? Я здоров? Не надо так шутить. Со слезами на глазах я обратился к этому человеку. Своей мягкой, но крепкой рукой Он вытер мне глаза и снова повторил: «Ты здоров. Иди, обдумай свой путь и никогда не возвращайся на него». Я открыл глаза и не поверил. Проведя рукой по телу и лицу, я обнаружил, что кожа была абсолютно сухая и чистая. Раны больше не гноились и, вообще, от ран не осталось никаких следов. По моему лицу снова катились слезы. Я ничего не мог сделать. О, как ярко светит солнце. Солнце – звезда. Звезда? Тридцать лет назад она указала путь пастухам. А теперь она указала путь мне, самому большому грешнику. Утренняя звезда. Теперь всякий раз, глядя на небо, я ищу ее, эту утреннюю звезду. Найдите ее и вы на небе, пусть она укажет вам путь к новой жизни.

Я долго бродил в пустыне греха,
Боль и позор я испил.
Но путь озарила мне Солнце-Звезда,
На встречу я к  ей поспешил.

Теперь в моей жизни сияет всегда
Звезда моя – мой Иисус.
Дай Бог не оставить Тебя никогда
И вместе пройти жизни путь!

Е. Новикова