Мир детских впечатлений

589

Однажды псалмопевец Давид обратился к Господу с такими словами: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы» (Псалом 138:13-15). Действительно, Господь знал и любил каждого из нас еще до рождения. Когда ребенок рождается, Бог использует разные, порой невероятные способы, чтобы он мог узнать о своем Творце, о Его любви и спасении. Сегодня наши читатели делятся с нами своими первыми детскими впечатлениями, которые принесли им познание о Боге.

Банный день

Мои воспоминания о годах детства самые светлые и радужные несмотря на трудности военных и послевоенных лет. Этот свет из прошлого – отражение того света, который исходил из сердец людей, живших в те дни. Все испытания, которые пришлось им пройти, не только не сломили, но и укрепили, сделали их выносливыми, чуткими, добрыми.

Наше село Новенькое находилось, по современным меркам, недалеко от города – километров за 60 – 70. Но учитывая, что в то время связи между городом и деревней не было: ни автомобильной, ни железнодорожной, а дороги были в запущенном состоянии, мы были просто отрезаны от города. Наше скудное существование поддерживалось тем, что мы сами выращивали на огородах и что сами производили. Часто в доме не было самого необходимого, например, спичек. Но и из этого не делали проблем: приходили к соседу и просили «жарку» – так назывались тлеющие в печке угли. На лопатке несли угли в свою печь, клали на них щепки, сверху дрова и дули на угли до тех пор, пока не загорался огонь. Люди делились друг с другом последней горстью соли, муки, крупы и всем, чем только можно было поделиться.

Жители деревни были верующими людьми. В основном – это были православные христиане, но были и люди других конфессий: они придерживались во многом иных взглядов. Но что было законом для всех жителей села, установленным с незапамятных времен – это особое почитание дня субботнего и то, что пятница была банным днем.

В субботу люди, принарядившись, шли в те немногие дома, где еще от дедов или прадедов сохранилась Священная книга «Евангелие», текст которой был написан на малопонятном древнерусском или старославянском языках. Библии во всей деревне не было ни у кого. Люди читали Евангелие, молились, прославляли Бога пением. Этот день был праздником для всех. А готовились к нему еще в пятницу, когда во всех избах дольше обычного топили русскую печь. В то время жизнь в деревне была немыслима без русской печки. В ней варили еду, она поддерживала тепло в избе, на ней спали в зимнее время, а по пятницам печь была отличной парильней. В этот день ее топили дольше обычного и плотно закрывали заслоном, чтобы сохранить жар. Через некоторое время приносили солому и раскладывали ее на поду (дно печки).

Парились и дети, и взрослые. Залезали по одному в печь, ложились на солому; снаружи печь плотно закрывали заслоном. Было очень жарко, и дети упрашивали поскорее их выпустить, а иногда начинали потихоньку отодвигать заслон, чтобы вдохнуть прохладного воздуха. Бабушка сердилась и ставила заслон на место.

После парной принимали душ: около печки стояло деревянное корыто, садились в него, а кто-то сверху поливал теплой водой, которую настаивали на золе, называлась такая вода щелоком. В этой воде и белье стирали, так как мыла не было. Вот такая была баня! Тело после нее становилось чистым до хруста. Дышалось легко, и было необычайно радостно на душе. Потом каждый надевал на себя все чистое и садился на лавку за длинный дощатый стол.

И вот уже все напарились, намылись и уселись за стол. А на столе стоит самовар, рядом чайник с заваркой из сушеных ягод или трав, глиняная миска, в которой лежат лепешки из картофеля (дерунки) и сладости к чаю: пареные свекла и тыква. Подходит бабушка, кивком головы приглашает встать для молитвы. Мы встаем, благодарим Бога за хлеб насущный и за все, что получаем по Его милости. Чай, лепешки и сладости – все необыкновенно вкусно. Мы все довольны и счастливы.
После чая все дети забираются по лесенке на печь и быстро засыпают. А мне не спится, и я подсматриваю, как молится бабушка. Она говорит шепотом: слов разобрать невозможно, но я догадываюсь, о чем она говорит с Богом. Конечно же, она просит, чтобы Господь послал всем здоровья, благополучия и всего самого светлого. А также она просит у Господа скорейшего окончания войны. В конце, как всегда, она произносит слово «Аминь». Это я вижу по ее губам и вслед за ней шепотом произношу «Аминь». Сон морит меня, и я засыпаю.

Любовь Фролова, г. Пенза

Не просто картинка

Это было давно, когда мне было всего 5 – 6 лет. Мои родители были неверующими, и мне негде было слышать о Боге. Но меня тревожил этот вопрос, и я спрашивала маму: «А Боженька есть?» Мама отвечала: «Наверное, есть», – и на этом беседа заканчивалась.

В то время мы жили в бараке. Детей было много. Для развлечений и общения был длинный и широкий коридор. Но меня в мои 6 лет не так уж это развлекало. Я хорошо помню ту комнату, неподалеку от нашей, куда я часто тихонечко стучала в дверь, мне открывали. «Здравствуйте, тетя Надя! – почти шепотом лепетала я. – А можно, я снова погляжу на картинку?» У этой тети Нади было две дочки, одна моя ровесница, а другая училась в пятом классе. У нее был учебник истории древнего мира. Однажды я увидела в этом учебнике цветную иллюстрацию «Распятие Христа на Голгофе». С тех пор мне не давала покоя эта картина. Я вновь и вновь стучала к тете Наде, и мне открывали. Я садилась на маленький стульчик, мне (уже без моих вопросов) давали учебник, и я просто впивалась, вся уходя туда, где Кто-то был распят. Вокруг себя я никого не видела, только крест и распятого человека. По краям тоже были распяты двое, но их кресты были меньше размером. Небо было хмурое, мне казалось, что я слышу карканье ворон, вой ветра. И казалось, этим мучениям нет конца. Мне, маленьким моим сердечком, очень было жалко именно Того, Кто был распят на большом кресте в середине. Мне хотелось Ему помочь. Но как? Уж очень большой был тот крест…

Вскоре нам дали квартиру. Мы уехали. Но эта «картинка» всегда была в моем сердце. Еще тогда, в далеком детстве, Господь показал мне путь, по которому я должна идти. В жизни, как и у каждого, было много всего: взлеты, падения, радости, горести, подводные камни, но взор мой всегда был направлен на Голгофу.
Теперь, когда за моими плечами остается жизнь, я точно знаю, что была у подножия Христа. Я благодарю Господа за Его любовь ко мне и участие в моей жизни.

Людмила Десятова, г. Березняки, Пермский край