Мой путь к пасхе

436

Автор описывает свой путь от бабушкиной «паски» к осознанному христианству. Прошли ли вы этот путь?

Пасха… Почему-то она почти всегда была ветреным днём: накануне тепло, а именно на неё — солнце и сильный ледяной ветер. В этот день в детстве мы всегда ехали к моей бабушке в село. Переступая порог, здоровались, а она вместо «здравствуйте» встречала нас словами: «Христос воскресе!» Я помню, как не знала, что отвечать, а бабушка настойчиво просила произнести в ответ: «Воистину воскресе!» Я смущённо повторяла, а бабушка, довольная своей победой, произносила: «Вот!» Потом мы все шли на кладбище (это позже стали говорить, что лучше посещать его на неделю позже, а в начале 90-х так поступали почти все). Вернувшись, мы усаживались за стол, ели творожную «паску» (так её величала моя бабушка) и все остальные вкусности.

Вообще, вся религиозность держалась на моей бабушке. Не скажу, что она была сильно воцерковлённой: скорее, чуть более, чем основная масса людей того времени. Бабушка не посещала еженедельно службы, в церковь ходила несколько раз в год, зажигала периодически лампадки в красном углу, украшала красивыми белыми цветочками иконы. Может быть, ходила бы чаще, но местный священник строго отчитал её за накрашенные губы, после чего бабушка стала ездить в городскую церковь. По её инициативе, когда мне было 6 лет, я была крещена вместе с братом и мамой; бабушка была для всех нас крёстной. Я довольно хорошо запомнила это событие. С тех пор я стала задумываться о Боге. Помню, как собирала открытки с изображениями церквей, всё, что как-то касалось Бога.

У меня была маленькая книжечка (такие распространяли протестанты в начале 90-х годов) с кадрами из фильма «Иисус» по Евангелию от Луки (это я уже сейчас идентифицировала фильм, тогда я не знала этого). Там были сцены распятия Христа. Крест, гвозди, Его рука. Я не помню, сколько мне было лет (где-то начальная школа). Я и раньше слышала, что Христа распяли и что Он воскрес, но никогда не задумывалась об этом. Это было чем-то обычным: ну распяли, ну и что? Я не понимала зачем, почему, за что и т. д. И даже не задавалась этими вопросами, возможно, в силу возраста. И я, как оказалось, не одинока в этом: множество людей — вроде христиане, и уже взрослые, но их эти вопросы тоже не тревожат, как и меня тогда.

И вот смотрю я на картинку, где сейчас Иисусу пробьют руку этим огромным толстым гвоздём, и первое, что меня поразило, это именно размер гвоздя. И тут я стала задумываться, что ведь это больно. И мне стало жаль Иисуса. Потом до меня дошло, что вряд ли Он умер просто от проколов гвоздями рук и ног. Тогда я мало смыслила в физиологии и не понимала, что можно умереть от кровотечения, и, тем более, не была знакома с подробностями подобной казни. Но, как оказалось, я была недалека от истины, ведь Иисус действительно умер не от того, что Его прибили к кресту: Он умер от разрыва сердца. Из подобных маленьких наблюдений начал зарождаться сначала интерес к духовным вопросам, а потом и вера.

Пасхальные приветствия я выучила с первого раза, но ещё долгие годы так и не понимала смысла всего этого, да и не особо задумывалась. Лет до 17-ти я ни разу не была в церкви на Пасху, и вот друзья предлагают пойти. Перед этим мы выпили. Помню, как зашла в церковь пьяная, пыталась найти место, куда поставить свечку. Правда, уже тогда я приняла решение, что больше в таком состоянии в церковь не пойду. Через год я снова была там, было жутко холодно. Но торжественные слова священника в полночь: «Христос воскресе!» отзывались в душе трепетом и благоговением. Я понимала, что Христос когда-то умер, и я сочувствовала Ему.

Я много раз слышала фразу «Он умер за нас», но я не понимала её. Что значит «за нас»? Я пыталась читать Библию, но воспринимала её не как что-то реальное, когда-то происходившее, не как напутственное слово ко мне, а как сильно зашифрованную книгу, которую нужно разгадать, что-то сопоставляя и вычисляя. Поэтому толку от чтения не было.

Есть ещё проблема восприятия. Со временем многие исторические даты перестают быть актуальными, они остаются лишь на страницах учебников. Например, сегодня вряд ли кто празднует победу над Наполеоном, только вспоминают в СМИ. Но, признаемся честно, нас это не так трогает, потому что было давно, потому что мы в большинстве своём даже имён наших пращуров, живших в то время, не знаем. Потому это как будто не про нас. Да, можем вспомнить, даже немного подумать о значении, но вряд ли кто-то сейчас накроет стол и будет радостно праздновать. Другое дело — победа во Второй мировой: мы лично знали переживших её, лично слышали истории от них. Потому для нас это значимо, это про нас.

Со смертью и воскресением Христа — нечто похожее. Например, «Христос воскрес!» — формальная фраза или что-то большее для нас? Для первых христиан эти слова обладали особым смыслом, потому что возвещали о Том, Кого они знали лично. Это был, по сути, возглас победы, победы над смертью. Сегодня, к сожалению, для многих эта фраза пуста, она не более чем обряд, в котором они не видят смысла. Почему? Потому что не знают Христа, не знают почти ничего о Нём, не понимают, какое значение смерть и воскресение Иисуса имеют лично для них.

Дело, возможно, в том, что мы легко привносим в свою жизнь обряды, легко перенимаем обычаи, то есть внешнюю атрибутику события. А над сутью нужно подумать, и смысл не всегда удобен нам. Легче покрасить яйца, поставить свечку, подать записку, чем самому по-настоящему помолиться, чем признать свои грехи, чем признать свою зависимость от Бога.

Только когда я поняла, что Библия не таинственная мегасложная книга с зашифрованным будущим, а книга, которую может понять любой человек в здравом уме, книга, в которой описаны реальные события, она открылась мне. Читая Евангелие, я познакомилась с жизнью Христа, читая книгу Исход — с историей возникновения праздника Пасхи. А вместе с этим я поняла, для чего Сын Божий пожертвовал Собой. Наконец-то я поняла, что фраза «умер за нас» означает «умер вместо нас», умер вместо меня и из-за меня. Что Он прощает меня и любит, несмотря на мои ошибки.

Помню, как со слезами читала: «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Евангелие от Луки 15:7) и о пропавшей овце, и о блудном сыне. Сам Христос для меня стал реальной Личностью, близкой, а не далёкой. Стал Тем, Кто замечает каждую мою улыбку и каждую слезинку. Тем, Кто приготовил бесценный подарок — жизнь: не только здесь, в условиях греха, а там, где «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (Библия, 1 послание коринфянам 2:9). Стал Тем, Кто воистину воскрес.

***

Утешься: жив Спаситель твой!
Он возлюбил тебя так сильно,
Что Сам во мрак сошёл могильный
И заслонил тебя Собой…

Прими в подарок благодать,
Его любовь прими сердечно.
И будет Бог с тобою вечно,
Чего ж ещё тебе желать?

***

Я знаю, Спаситель мой жив
И жизнь на земле не случайна.
Как истины вечный мотив
Священного имени тайна.
Я знаю, есть смерти предел,
Безмерным страданиям — мера.
Бессмысленной жизни пробел
Заполнит в Спасителя вера.
Исчезнут грехов миражи,
Пройду сквозь любые напасти,
Покуда я верю, что жив
Спаситель, дарующий счастье.

Ася Стрижёва
Поэтические вставки Татьяны Хлопковой

Газета «Сокрытое Сокровище» май 2021 г.