Прощай, прошлая жизнь!

129

Роман Седов в одной из своих песен прощается с прошлой жизнью: «Скупая долюшка, прощай! Моя судьба теперь — от Бога». Роман прошёл нелёгкий путь от, казалось бы, безнадёжного состояния к полноценной жизни, полной света и бескорыстных дел.

С чего всё началось

Я из г. Твери. Рос в нормальной семье. До тех пор, пока не развелись родители. Я был в таком возрасте, что всё понимал, но никак не мог повлиять на происходящее. Меня это пошатнуло, родители утратили авторитет в моих глазах. Я чувствовал себя преданным и отвернулся от них. Стал искать любовь и признание на улице. Мне казалось тогда, что привлечь внимание к себе проще чем-то дурным. Всё плохое я пробовал в первых рядах, хотел быть героем.

По наклонной

Начиналось с простого — сигареты, алкоголь, травка. Опасность лёгких наркотиков в том, что они приближают тебя к определённому кругу людей. В этой среде те, кто жёстче, считаются круче. А ты же хочешь быть крутым. И ты попался. Так случилось и со мной.

Однажды мы с подругой попробовали посчитать, сколько дней мы уже употребляем и когда была последняя пауза. Мы поняли, что пора остановиться, но не смогли. Начиналось всё, как игра: надо найти денег, съездить в определённое место, купить, потом употребить, а это опасность, адреналин. Теперь мы поняли, что дело приняло серьёзный оборот.

Буквально за пару лет мы опустились. Стали добывать средства криминальным способом. В голове осталась одна извилина. Сначала ты думаешь, что всё под контролем. Попробовал 1 – 2 раза и понимаешь, что ещё хозяин себе и можешь ещё разок попробовать, а потом снова и снова. И уже обратного пути нет. Сил нет ни нравственных, ни физических. Ты, даже ночуя в подъездах, привыкаешь к этому. С наркотиками очень быстро деградируешь. В полной мере я осознал, что произошло, только в тюрьме, и то не сразу.

Тюрьма

Раньше я только пел песни о тюремной романтике и вдруг оказался в ней лично. Сначала была эйфория: я думал, что стал на уровень круче, попал в сказку. Мне было интересно. Новая планета. Но через несколько недель я увидел то, о чём в песнях не поют, потому что, если бы об этом пели, намного меньше людей сидело бы в тюрьмах.

Вся тюремная романтика из блатных песен — враньё. Я увидел, что грешные люди попали в жёсткие условия и гребут под себя. От того, что я наблюдал, волосы дыбом вставали. Человеческие судьбы ломались на глазах.

Прозрение

Сидя в тюрьме, я протрезвел. Как раз в это время мне пришло письмо от близкого человека, который рассказывал, как обстояло дело с моей подругой. У меня как молния в голове сверкнула. Я понял, что натворил: единственного в мире дорогого человека, которого угораздило полюбить такое чудовище и такого аморального типа, каким я был, я приговорил к медленной смерти.

Я места себе не находил. И тут в памяти всплыл эпизод. Один мой друг, который раньше учил меня всему плохому, вдруг стал рассказывать мне о Боге. Я смеялся над ним. Я слушал его только, чтобы потом было над чем посмеяться с друзьями.

В тюрьме, когда я был сломлен и не видел другого выхода, кроме как намылить верёвку, на память стали приходить отдельные фразы того парня. И у меня появилась надежда: если приятель был конченым отморозком и вдруг стал отличным парнем (не пьёт, не курит, семьянин), может, и у меня получится. И тогда я помолился первый раз в жизни простыми кривыми словами: «Господи, если Ты есть, если Ты можешь мне помочь выбраться из тюрьмы, чтобы спасти подругу, сделай это». В качестве благодарности я много чего наобещал Богу: не пить, не курить — всё, что на ум пришло. Как камень свалился с души. Я начал спать, мир в сердце пришёл. На небесах Кто-то есть, и Он услышал меня.

Открываю дверь души моей,
И зову Тебя — войди и властвуй.
Просто говорю тебе я, Друг,
Просто говорю тебе я «здравствуй».

Просто открываю сердца дверь,
Признаю, что жил и глух, и слеп.
Признаю, что жил во тьме кромешной,
Без любви Твоей святой и нежной
Коротал свой безнадёжный век.

Забываю всё, что было до,
И не знаю я, что будет после,
Просто быть хочу Тебя я возле,
Просто быть хочу Тебя я возле,
Знать Тебя, любить Тебя, мой Бог…

Открываю дверь души моей
И зову тебя: войди и властвуй,
Просто говорю Тебе я «здравствуй»,
Просто открываю сердца дверь…

Это не я открыл дверь. Я бы и этого сделать не смог. Господь постучался, и, видя, что я не могу даже дверь открыть, смазал ржавые петли и вошёл. И настал мир.

Я вспоминаю прожитое, как свиное корыто, в котором возился блудный сын, прежде чем вернулся к отцу.

На свободе

Вскоре меня привезли на суд, зачитали приговор. Я даже не понял, почему снимают наручники. Я лепетал что-то вроде: «Я во всём виноват». И не знаю, что произошло с сердцами присутствующих, но они меня отпустили. Это было чудо.

Я сразу нашёл верующего друга, как и пообещал Богу, даже в церковь с ним сходил. Он мне Библию подарил. Мне помогли, работу подыскали. Круг общения поменялся. Но не полностью. Оставались те, с кем я раньше учился, выпивал.

Мне было стыдно признаться им, что я теперь верующий: если узнают, что я стал молиться, точно скажут: «Что с тобой в тюрьме сделали, что ты с головой перестал дружить?» Я скрывал. И если мне вместо богослужения предлагали провести время в «культурной» компании, я выбирал «культурную» компанию. И постепенно эти соблазны и предложения стали менять мои приоритеты и уводить от моих обещаний Богу, от супружеской жизни.

Сын

Рождение здорового ребёнка от двух зависимых людей было настоящим чудом. Сыночек оказался для нас огромным сдерживающим фактором. Это была такая колоссальная мотивация забыть слово «наркотики»!

Некоторое время спустя мы с женой разошлись. Очень жёстко. Я стал грубо себя вести, мои мероприятия наложили такой отпечаток на семейную жизнь, что мы с женой перестали общаться адекватно. Мне было запрещено даже видеться с ребёнком. Представьте, каким я был человеком.

Сын многому научил меня. Через него Бог показывал мне Свою любовь. Когда я возвращался после пьянок, сынишка бежал ко мне с распростёртыми объятиями и горящими глазами. Ему было всё равно, где я был, с кем я был, сколько грехов я совершил. Он был счастлив, что папа вернулся. Бог закладывал фундамент понимания Его благодати. Через сына Он показывал, как относится к грешникам. Он любит меня. Мой грех не делает Его любовь меньше.

Семейные отношения были ниточкой, которая связывала меня с нормальной жизнью. Когда я потерял её, я понял, что мне конец. Я понял, что разлукой с женой я подписываю приговор и своему ребёнку. Развод родителей, улица, наркотики, тюрьма…

Когда я это понял, я просто плакал. Встал на колени перед Богом: «Если Ты после того, как я Тебя обманул, можешь мне поверить ещё раз и дать шанс вернуть семью, я больше не обману, буду служить Тебе». Я не знал, поверит ли Он мне. Чтобы доказать серьёзность своих намерений, я отключил телефон, бросил курить. Своими примитивными средствами я пытался убедить Бога, что не шучу. Я пошёл в церковь.

Несколько дней спустя мы случайно встретились с женой. Кто знает мою жену, тот поймёт, что её согласие начать всё сначала было настоящим чудом. Это было в 2000 году. С тех пор я уверовал, что Бог знает меня лично, что Он знает мои грехи и при этом любит меня. Безусловно.

Послесловие

Сейчас Роман помогает тем, кто, как и он когда-то, оказался на дне жизни. Он говорит молодёжи: «Крутизна — не в наркотиках. Круто быть хорошим сыном, хорошим мужем и отцом. Круто бабушку через дорогу перевести…»

«Если вы уже на дне, то я скажу: если Бог любит такого, как я, то Он любит и вас. Он вас понимает, не осуждает и готов протянуть руку и спасти. Я был таким же. Я “слишком далеко зашёл”. Я не верил в Бога, но у Него есть ключ к каждому сердцу. Если вы чувствуете, что Он хочет войти, не ожесточайтесь — открывайте. Не откладывайте момент покаяния. Ваша жизнь изменится так, что вы будете удивлены».

Записала Александра Третьякова
по материалам интервью Романа Седова каналу «Живые камни»

Газета «Сокрытое Сокровище» июнь 2021 г.