Пять лет за две катушки ниток

823
Пять лет за две катушки ниток

Пять лет за две катушки нитокУтром забежала подруга. Она была в состоянии сильного возбуждения. «Ночью выкопали картошку в огороде», — сообщила она и, вынув из сумочки таблетку, положила её в рот. Я хорошо знала свою подругу. Она добрый, отзывчивый человек, всегда готова помочь людям, в том числе и материально. И переживает она не от того, что лишилась мешка картошки — её возмущал сам факт — воровство.

«Ну, скажи, — обращалась она ко мне, — разве сейчас голодные годы, как в войну было? Тогда ещё можно было как-то понять: с голоду люди шли на преступление».

В годы войны моя подруга ещё не родилась, а мне хорошо было известно это время. Люди выживали исключительно за счёт выращенного на своих земельных участках. Я не помню ни одного случая, чтобы кто-то к кому-то залез в огород и украл что-то. Но хорошо помню, как люди делились последними продуктами с теми семьями, где были немощные старики, или где было много детей. Из жизни в городе такие случаи я помню. В основном они были по причине, как сказала моя подруга, «чтобы не умереть с голоду». Об одном из них я и рассказала подруге.

Жила в нашем дворе семья: мать и трое детей. Мать работала на швейной фабрике. За свой труд она получала по карточке 700 г хлеба и всё. Дети во время войны получали по 400 г, взрослые, которые не работали, — по 300 г. Теперь это кажется не так-то и мало! Но тогда хлеб был единственным продуктом питания. Иногда получали по карточкам маргарин, сахар или ещё что-то, что съедалось за день-два. Полученный по карточкам хлеб обычно съедали за раз и с нетерпением ждали следующего пайка.

В семье, о которой я рассказываю, в очередь за хлебом ходила девочка лет тринадцати. Однажды она вернулась домой без хлеба и без карточек. То ли она их потеряла, то ли у неё их украли, но семья лишилась хлеба на целую декаду. И тогда мать, будучи в отчаянии и страхе за жизнь своих детей, пошла на преступление. Она украла на фабрике две катушки ниток. Нитки стоили дорого в те времена, их можно было обменять на хлеб. В проходной её задержали, был суд. Ей дали 5 лет тюрьмы. Такие были законы тех военных, сталинских лет. Люди нашего двора помогли её детям выжить в те тяжёлые годы. Когда мать вернулась из тюрьмы, двое детей уже работали, и семья жила, как и все жили в ту пору: в нужде, но с верою в прекрасное будущее. Встретили женщину радушно как дети, так и жители двора. Старались помочь ей во всём, и никто и никогда не напоминал ей о той трагедии, которая случилась в семье. Только сама она об этом помнила всю жизнь и молилась, и просила у Бога прощения за то, что в тот тяжёлый день она не обратилась к Нему за помощью, а сама приняла решение нарушить заповедь «Не кради».

Мой рассказ помог подруге прийти в себя. И не произнесла она больше гневных слов в адрес своих обидчиков до самого ухода.

Любовь Фролова,
г. Пенза

Газета «Сокрытое Сокровище» № 6 (206) июнь 2014 г.