Самая красивая девочка на утреннике

264

Наша читательница прислала в редакцию рассказ, который назвала «Уныние». Материнское горе глазами ребёнка, выход из кризиса и такие разные люди — рассказ об этом. А ещё о Боге, Который помогает подняться над жалостью к себе и продолжать жить.

Мои воспоминания о детстве начинаются с того времени, когда я перешла в старшую группу детского сада, а на следующий год должна была идти в школу. Тот год я запомнила хорошо, а особенно хорошо — один день. Это было время, когда от нас ушёл отец. Мама заболела: она с трудом справлялась с самыми необходимыми домашними делами, много лежала на кровати, молчала. Глаза её были грустными. Я очень любила маму, мне было её жалко, и хотелось как-то помочь ей. Я не бегала, не шумела, не задавала вопросов, как раньше. Я часто подходила к ней и гладила по голове. Утром сама надевала трусики, маечку, чулки — всё, что мама готовила мне с вечера и клала на стул, стоявший около кровати. Мама в то время приучала меня к самостоятельности. Потом мы пили чай и шли в садик. Раньше по дороге я всегда бежала впереди мамы, пританцовывая и напевая песни; теперь же шла молча и держалась за мамину руку.

В тот памятный день мы пришли в садик первыми. Когда я разделась и стала прощаться с мамой, вошла моя воспитательница. Мама поздоровалась с ней и пошла домой. Пока воспитательница приводила себя в порядок, она не обращала на меня внимания, а когда обратила, лицо её изменилось и стало очень неприятным. Она внимательно посмотрела на меня, повернула в одну сторону, потом — в другую, зачем-то подняла подол моего платья и тут же резко опустила. В это время проходила воспитательница из другой группы.

— Ты посмотри, в каком виде привела мать ребёнка на утренник, — сказала моя воспитательница. — Она вчера приходила в этом платье и сегодня пришла в нём, только сегодня оно ещё помято и запачкано. Не помыла ребёнка, не причесала!

Последние слова были неправдой: я отлично помнила, что накануне мама мыла меня в ванночке. А перед уходом из дома — только что — причесала. Мне стало очень обидно за маму и очень жалко её. «Почему мою маму — самую лучшую — все обижают? И папа всегда обижал, и воспитательница обижает! За что?»

Мне не хотелось слышать, что говорила воспитательница, а она говорила и говорила. А когда она, наконец, замолчала, вторая воспитательница попросила разрешения отпустить меня с ней. Она взяла меня за руку и повела в свою группу. У входа висел шкафчик. Из него женщина вынула воротничок и две розовые ленточки. Воротничок пристегнула к моему платью, потом причесала меня и завязала волосы с двух сторон ленточками-бантиками и, осмотрев меня со всех сторон, уверенно сказала: «Ты будешь самой красивой на утреннике!» Я обняла её, поцеловала и запомнила навсегда. Потом был утренник. Утренники я любила и всегда ждала их. Этот был исключением. Мне не хотелось идти на него, и я не помню, как он прошёл и что там было.

Наконец, этот день закончился. Один за другим приходили родители и забирали детей домой. А моей мамы всё не было и не было. Но вот открылась дверь, я увидела маму и заторопилась к ней. Мама обняла меня и грустно прошептала: «Что же я наделала?! Про утренник забыла! Господи, прости меня за всё». Мама тяжело вздохнула, потом внимательно посмотрела на меня, повертела из стороны в сторону и так же, как та воспитательница, сказала, что я красивая и что мне очень идут эти бантики и воротничок.

«Пойдём поблагодарим твою воспитательницу», — сказала она и взяла мою руку. «Нет, нет, я хочу скорее домой», — запротестовала я и стала тянуть маму на выход. Мама удивлённо посмотрела на меня и… согласилась. Мы пошли домой.

После этого дня в нашей жизни произошли изменения. На следующий день, когда я проснулась, мамы в комнате уже не было. Её кровать была заправлена. Я пошла посмотреть, где она. Дверь в зал была приоткрыта. Мама стояла на коленях и молилась. До меня донеслись её слова: «Господи, прости меня, грешную, за то, что я допустила унынию завладеть мною. Дай мне, Господи, сил для борьбы с этим пороком». Слово «уныние» я слышала впервые, раньше мама не произносила его в своих молитвах. Когда молитва закончилась, я вошла в зал и увидела маму. На ней было новое платье, волосы были красиво причёсаны; она, улыбаясь, шла мне навстречу. Это была прежняя мама. И жизнь стала прежней. Мама поступила на работу. К нам снова стали приходить её друзья. Она была чутким и отзывчивым человеком: к ней всегда обращались за советом и за помощью, и она никому ни в чём не отказывала.

А позже я узнала, что означает слово «уныние», и даже испытала на себе это состояние. Но я помнила, как избавилась от этого духовного недуга мама. Я так же, как и она, молилась и просила помощи у Бога. И Господь избавил меня от этого зла.

Любовь Фролова, г. Пенза

Газета «Сокрытое Сокровище» июль 2021 г.