Священник, не боявшийся грозного царя

788
Василий Пукирев, Митрополит Филипп

Период с 1565 по 1572 годы во время правления Ивана Грозного стал черной полосой в истории России. Крайне мнительный, упорный и стремившийся к неограниченному самовластию царь, опасаясь «смуты» и измены со стороны бояр, ввел в государстве чрезвычайное положение, выдвинув условие, согласно которому впредь он волен казнить и миловать по своему усмотрению, и установил на Руси опричнину.

Обещая народу «устроить на земле Царство Божие» во главе с ним, «помазанником Божьим», Иван Грозный начал с кровавого утверждения власти самодержца.

Себя он именовал «игуменом»; опричников – «монашеской братьею», которая в церквях по ночам, одетая в черное, совершала кощунственные ритуалы. Символом службы опричников царю стали песья голова и метла, что означало «выгрызть и вымести измену». Царь стал видеть эту измену повсюду и особенно не терпел честных и независимых людей, заступавшихся за гонимых. Страна была залита кровью. Единственный человек, который смог смело выступить против произвола Ивана Грозного, был митрополит Филипп. Ниже приводится отрывок из книги русского историка Н. Костомарова «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» (в сокращении).

Василий Пукирев, Митрополит Филипп
Василий Пукирев, “Митрополит Филипп отказывается благословить Ивана Грозного”

Филипп происходил из знатного и древнего боярского рода Колычевых. Достигши тридцатилетнего возраста, он удалился от мира и постригся в Соловецком монастыре.

Во всей истории русского монашества нет другого лица, которое бы, при обычном благочестии, столько же помнило обязанность заботиться о счастии и благосостоянии ближних и умело соединять с примерною набожностью практические цели в пользу других. Филипп был образцовый хозяин, какого не было ему равного в русской земле в его время. Дикие, неприступные острова Белого моря сделались в его время благоустроенными и плодородными. Пользуясь богатством, доставшимся ему по наследству, Филипп прорыл каналы между множеством озер, осушил их, образовал одно большое озеро, прочистил заросли, засыпал болота, образовал превосходные пастбища, удобрил каменистую почву, навозил, где было нужно, землю, соорудил каменную пристань, развел множество скота, завел северных оленей и устроил кожевенный завод для обделки оленьих кож, построил каменные церкви, гостиницы, больницы, подвинул производство соли в монастырских волостях, ввел выборное управление между монастырскими крестьянами, приучал их к труду, порядку, ограждал от злоупотреблений, покровительствуя трудолюбию, заботился о их нравственности, выводил пьянство и тунеядство, одним словом, был не только превосходным настоятелем монастыря, но выказал редкие способности правителя над обществом мирских людей.

Иван Грозный с детства знал Филиппа и призвал его в Москву, предложив стать митрополитом. При первом представлении царю Филипп только просил отпустить его назад в Соловки. Никто не смел говорить царю правды; один Филипп сказал: “Я повинуюсь твоей воле, но оставь Опричнину, иначе мне быть в митрополитах невозможно. Твое дело не богоугодное; сам Господь сказал: аще царство разделится, запустеет! На такое дело нет и не будет тебе нашего благословения… Показывай нам пример добрыми делами, а грех влечет тебя в геенну огненную. Наш общий владыка Христос повелел любить Бога и любить ближнего как самого себя: в этом весь закон”.

По-видимому, царь подал ему какую-нибудь надежду на свое исправление. Филипп дал грамоту не вступаться в царский домовый обиход и был поставлен в митрополиты 25 июля 1566 года. Несколько времени после того царь действительно воздерживался от своей кровожадности, но потом опять принялся за прежнее, опять начались пытки, казни, насилия и мучительства. Филипп не требовал уже больше уничтожения Опричнины, но не молчал, являлся к царю ходатаем за опальных и старался укротить его свирепость своими наставлениями. Царь оправдывал себя тем, что кругом его тайные враги. Филипп доказывал ему, что страх его напрасен.

“Молчи, отче, – говорил Иван, – молчи, повторяю тебе, и только благословляй нас по нашему изволению!”

“Наше молчание, – отвечал Филипп, – ведет тебя к греху и всенародной гибели. Господь заповедал нам душу свою полагать за други свои”.

“Не прекословь державе нашей, – сказал царь, – а не то гнев мой постигнет тебя, или оставь свой сан!”

“Я, – отвечал Филипп, – не просил тебя о сане, не посылал к тебе ходатаев, никого не подкупал; зачем сам взял меня из пустыни? Если ты дерзаешь поступать против закона, – твори, как хочешь, а я не буду слабеть, когда приходит время подвига”.

Царь вскоре невзлюбил настойчивого митрополита и не допускал его к себе. Митрополит Филипп мог видеть царя только в церкви. Царские любимцы возненавидели Филиппа еще пуще царя. 31 марта 1568 года, в воскресенье, Иван Грозный приехал к обедне в Успенский собор с толпою опричников. По окончании обедни царь подошел к Филиппу и просил благословения. Митрополит Филипп молчал и не обращал внимания на присутствие царя. Царь обращался к нему в другой, в третий раз. После чего Филипп, взглянув на царя, сказал: “… С тех пор как солнце на небесах сияет, не было слышно, чтобы благочестивые цари возмущали так свою державу. Мы здесь приносим бескровную жертву, а ты проливаешь христианскую кровь твоих верных подданных. Доколе в русской земле будет господствовать беззаконие? У всех народов, и у татар, и у язычников, есть закон и правда, только на Руси их нет. Во всем свете есть защита от злых и милосердие, только на Руси не милуют невинных и праведных людей. Опомнись: хотя Бог и возвысил тебя в этом мире, но и ты смертный человек. Взыщется от рук твоих невинная кровь. Если будут молчать живые души, то каменья возопиют под твоими ногами и принесут тебе суд”…

Царь был вне себя от злости и, воротившись домой, собрал духовных для того, чтобы судить митрополита. Составился план произвести следствие в Соловках и собрать разные показания монахов, которые бы могли уличить бывшего игумена в разных нечистых делах. Царю хотелось, чтоб митрополит Филипп был низложен как будто за свое дурное поведение. Соловецкие иноки сначала давали только хорошие отзывы о Филиппе. Но суздальский епископ Пафнутий соблазнил игумена Паисия обещанием епископского сана, если он станет свидетелем против митрополита. К Паисию присоединилось несколько старцев, склоненных угрозами. Пафнутий привез их к царю.

Собрали собор. Первенствовал на нем Пимен новгородский: из угождения царю он заявил себя врагом Филиппа, не подозревая, что через два года и его постигнет та же участь, какую теперь он готовил митрополиту.

После объявления окончательного приговора по царскому приказанию Филиппу забили ноги в деревянные колодки, а руки в железные кандалы, посадили в монастыре Св. Николая Старого и морили голодом. Через несколько дней царь приказал отправить Филиппа в Отрочь-монастырь в Тверь.

Рассудок царя Ивана Грозного все более и более затмевался… В декабре 1569 года он предпринял новый кровавый поход. Малюта Скуратов отправился, по царскому приказу, в Отрочь-монастырь к Филиппу и собственноручно задушил его.

Подготовила Н. Воронина

Газета «Сокрытое Сокровище» № 1 (153) январь 2010 г.