Царь Фёдор Иоаннович

971
Фёдор Иоаннович

Был ли в истории России такой царь, правление которого не было бы омрачено войнами, бунтами, кровавыми расправами? Был ли такой государь, к которому бы ни его современники, ни позднейшие историки не имели бы никаких претензий? Оказывается, был. В 2014 году исполнилось 430 лет с начала времени правления Фёдора Иоанновича, последнего царя из рода Рюриковичей, царствовавшего с 1584 по 1598 годы.

По смерти Ивана Грозного власть перешла к его единственному уцелевшему законному сыну и наследнику Фёдору. Так же, как и убитый Иваном Грозным сын Иван, Фёдор был ребёнком от его первого брака с Анастасией. И если в Иване Ивановиче во всей полноте воплотились натура и характер отца, то Фёдор вместил в себя черты характера своей матери. Царевич Фёдор Иоаннович избегал мирской суеты, помышляя только о небесном.

Царевич Фёдор вырос в Александровской слободе, среди безобразия и ужасов опричнины. Во время венчания на царство, как бы в напоминание о тех беззакониях, которые совершались в годы правления его отца, следующие слова были произнесены как напутствие Фёдору: «Не слушай злых клеветников, о царь, рождённый милосердным, да цветёт во дни твои правда, да успокоится отечество, и возвысит Господь царскую десницу твою над всеми врагами, и будет царство твоё мирным». Любопытно, что именно так всё и произошло: царь, рождённый милосердным, явил милосердие к своим поданным. Он действительно не слушал сплетен и наветов и всегда старался примирить враждующие партии. Отечество действительно успокоилось во время его царствования, и ничто не омрачало мира на Руси. Как бы по иронии судьбы, царь, которого считали слабоумным и малодушным, оказался одним из наиболее удачных правителей на Российском троне.

Фёдор Иоаннович
Единственный в России памятник Царю Фёдору Иоанновичу, установленный в Йошкар-Оле

Во многом счастливое правление Фёдора было обязано его супруге, Ирине, родной сестре Бориса Годунова, которого царь Иван Грозный приблизил к себе. Ирина и Фёдор прожили вместе долгую и счастливую жизнь. Может быть, царь Фёдор Иоаннович не обладал умом и образованностью своего отца, но у него была духовная чуткость и доброта, которой, казалась, вполне доставало для того, чтобы царствовать при большем успехе, нежели его просвещённый родитель. Конечно, здесь можно заявить, что именно Борис Годунов царствовал за спиною слабовольного Фёдора. В любом случае, именно Фёдор позволял Годунову управлять государством, именно Фёдор задавал тон в новом курсе этого государства. Сразу после смерти отца царь оказал великую милость всем опальным, он выпустил на волю всех тех, кто ещё томились в тюрьмах. Он вернул имение оставшимся в живых опальным боярам и полностью устранил даже следы опричнины.

Однако и на его семью обрушилось тяжёлое испытание, которого ни его дед, ни его отец выдержать не смогли. У Фёдора с Ириной не было детей, не было наследников царского престола. Вместе с Фёдором Иоанновичем династия Рюриковичей кончалась. Однако у Фёдора с Ириной всё же была надежда иметь ребёнка. Дело в том, что Ирина не была бесплодной, она лишь не могла выносить ребёнка положенный срок. Об этом знал и Борис Годунов, брат царицы, который пытался поправить это дело. Зная, что на Руси вряд ли найдётся хороший доктор, Годунов отправляет английского посла Дж. Горсея с секретной миссией в Лондон.

В 1585 г. Горсей консультируется с лучшими врачами в Оксфорде, Кембридже и Лондоне. По распоряжению Королевы Елизаветы в Москву отправляется королевский медик Роберт Якоби. Однако обращение за медицинской помощью к иноверцам и еретикам (англичане были протестантами) вызвало раздражение у некоторых бояр и духовенства в Москве. Они возражали против того, чтобы «еретическая доктрина» помогла рождению царского ребёнка. Борис Годунов понял, что он скомпрометирует себя в глазах духовенства, если позволит английскому доктору принимать роды у Ирины. Поэтому он публично заявил, что не имеет никакого отношения к вызову доктора и считает английское предложение бесчестием для России. В результате царица Ирина не смогла воспользоваться услугами грамотного английского доктора. Когда настало время рожать, никто не смог помочь царице. Англичане пробыли в России около года и отправились на свою родину. Царская семья оказалась игрушкой в руках кучки фанатиков.

Бояре и духовенство, расценившие как аморальное и постыдное использование медицинской помощи из-за рубежа, не посчитали постыдным и безнравственным просить царя Фёдора Иоанновича развестись со своей супругой Ириной, дабы жениться вновь и родить наследника престола. Митрополит Дионисий стал инициатором этого бракоразводного процесса. Была подыскана уже новая невеста для государя, сестра боярина Ростиславского.

Хотя оппозиция действовала обдуманно, она, тем не менее, допустила роковой промах, сбросив со счетов «слабоумного и слабовольного» царя. Неожиданно в его лице они натолкнулись на неизвестную им до этого момента твёрдость. Фёдор Иоаннович категорически отказался разводиться с Ириной и даже прочитал главе московского духовенства урок нравственности, который должен был бы по идее сам от него выслушивать. И вместе с Ириной Фёдор прожил оставшиеся 12 лет своей жизни.

Когда Фёдор Иоаннович умер, царица без чувств упала на тело умершего. Её вынесли из комнаты в беспамятстве. Да и не только она пребывала в отчаянии. По свидетельству очевидцев, вся Москва, от палат до хижин, каждый дом превратился в дом плача. Дворец не мог вместить людей, которые стремились к одру усопшего. Ни одного царя, ни одного князя Москва не провожала такими слезами.

Священное Писание говорит: «Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Коринфянам 1:27). И слова эти как нельзя более подходят к царевичу Фёдору Иоанновичу, который, хоть не отличался умом своего отца и даже своего брата, но безмерно превосходил их в духовной чистоте и в любви.

Олег Жиганков,
доктор исторических наук

Газета «Сокрытое Сокровище» № 9 (209) сентябрь 2014 г.