Лилия Вагнер: «Основная цель фандрайзинга – помогать людям»

344
Лилия Вагнер: «Основная цель фандрайзинга – помогать людям»

Немногие в наше время знают о том, что такое фандрайзинг, и почему он необходим для успешного воплощения идеи и развития проекта. Сегодня мы беседуем с Лилией Вагнер – директором благотворительной службы для организаций. Эта благотворительная служба основана Северо-Американским дивизионом Церкви христиан адвентистов седьмого дня, но осуществляет свою деятельность по всему миру. Лилия стала спикером обучающих тренингов, которые проходили в Москве, в офисе Евро-Азиатского дивизиона, с 25 по 29 марта. На встрече присутствовало более 50 участников – представителей медиаслужения, адвентистских школ и сотрудников АДРА.

– Лилия, каким образом фандрайзинг помогает миссии Церкви, и какие перспективы открывает эта деятельность?

– Очевидно, что Церкви нужны деньги для того, чтобы проводить определённые программы. Сегодня есть нужда в ресурсах, в технологиях, нам необходимы дополнительные средства для того, чтобы поддерживать школы, проводить программы здоровья, евангельские встречи и реализовывать другие проекты. Кроме того, в настоящее время люди хотят получать больше информации о том, как будут израсходованы их деньги, прежде, чем они согласятся пожертвовать определённую сумму на поддержку какого-либо проекта.

Другая причина, по которой нам нужен фандрайзинг, заключается в том, что этим путём мы можем вовлекать членов церкви в деятельность, направленную на созидание. И тогда они становятся частью общего дела, чувствуют свою принадлежность ему. В Библии сказано: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21).

И конечно же, кроме работы с членами церкви, мы стремимся привлекать средства неадвентистов, например, на нужды школ, о чём мы говорили на тренингах. Когда мы начинаем рассказывать о нашей деятельности, вовлекать в реализацию проектов людей из внецерковной среды, это становится одной из форм евангелизма.

Помимо всего вышесказанного, фандрайзинг делает организацию сильнее. Каким образом? Мы задаём себе вопросы – что делаем достаточно хорошо, а что необходимо улучшить, в чём требуется усилить влияние, для чего мы трудимся. То есть, мы проводим своего рода самоанализ нашей работы и, тем самым, растём и укрепляемся, как организация.

– Какие вы видите пути развития фандрайзинга?

– Стоит отметить, прежде всего, что фандрайзинг – это не то, что мы могли бы осуществить, к примеру, за десять шагов. Нет, это процесс, это определенные принципы, которые мы должны использовать. Фандрайзинг существует еще с библейских времен, и мы можем найти в Библии определенные советы.

Сегодня фандрайзинг нужен нам для того, чтобы воплощать в жизнь программы и инициативы Церкви через вовлечение её членов, а также новых людей. Мы говорим сейчас не столько о том, чтобы Церковь продолжала существовать как организация, но, чтобы она укреплялась и возрастала. Буквально сегодня, во время завтрака, я общалась с несколькими собратьями, которые хотели бы улучшить работу христианских школ, которыми они руководят. И здесь акцент сосредоточен не только на взрослых (педагогический состав, родители), но больше всего на детях. Ведь мы знаем, что если ребёнок учится в христианской школе, шансы на то, что он останется в Церкви, значительно возрастают.

– Вы упомянули библейские принципы. Какой наиболее яркий пример фандрайзинга мы можем найти на страницах Библии?  

– Я бы не стала делать акцент на конкретных примерах, но скорее обратила бы ваше внимание на библейские тексты. Например, «блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20:35).  Мы всегда говорим: «О, это такой хороший текст!» Нам нравится его читать и цитировать, но сегодня у нас есть исследования по этому вопросу. Я много изучала светские исследования, они говорят о том, что щедрые люди действительно дольше живут, они более счастливы и успешны в жизни. Мы знаем, что прошедший 2018 год был Годом волонтёра в России, и это очень хорошая инициатива для страны! Согласно статистике, среди тех, кто занимается волонтерством, благотворительностью, на 94% больше людей с позитивным взглядом на жизнь, они чаще пребывают в хорошем настроении и способны вдохновить, воодушевить окружающих.

Давайте вместе вспомним один интересный момент. Прежде, чем Господь вывел израильский народ из Египта и они начали готовиться к строительству святилища, всё необходимое для святилища было приготовлено заранее. Господь еще в Египте сказал Своему народу: идите и соберите вещи серебряные и золотые (Исх. 11:2,3). Мы встречаемся с планированием на страницах Библии. И в этом урок для нас – планирование играет огромную роль в реализации задуманного.

– Как вы считаете, есть ли разница в привлечении денежных средств на социальные проекты в светских организациях и организациях, связанных с Церковью?

– Фандрайзинг основывается на определенных принципах, которые уже прошли проверку временем и доказали свою эффективность. Зная эти принципы, мы адаптируем их для светских или церковных организаций. Мы используем одни и те же принципы, но способы их применения могут быть различными. Например, если вы привлекаете средства для светского университета, то набор ценностей, который вы представляете спонсорам, будет несколько отличаться от тех, которые вы представили бы в случае, если это адвентистский университет в Заокском.

Принципы фандрайзинга необходимо адаптировать также к условиям той страны, в которой вы планируете реализовать проект. На следующем этапе мы должны учесть особенности территории. Например, будет ли проект осуществляться в Москве или на периферии, в небольшом провинциальном городке? Далее мы адаптируем принципы для конкретной организации, школы, телеканала или Центра здоровья. Таким образом, всё индивидуально, но начинается с определённых базовых принципов фандрайзинга. Но стоит отметить, что в большинстве случаев нет значительной разницы, потому что основная цель фандрайзинга – помогать людям. Не важно, строите ли вы университет или передаёте средства для больницы, кормите бездомных или помогаете какому-либо сообществу, заботитесь о сиротах, – всем этим движет желание помочь. Когда люди начинают заниматься благотворительностью, как правило, они стремятся внести свой вклад, чтобы изменить ситуацию, сделать добро, помочь тем, кто в нужде.

Когда мы проводили исследования на тему, почему люди жертвуют, выяснилось, что причин много, но основная из них – преобразовать, принести изменения, улучшить что-либо.

– Лилия, давайте конкретизируем ваши слова о необходимости адаптировать принципы фандрайзинга с учетом особенностей страны. Вы родились в СССР, в Прибалтике, и вам знакомо мышление людей, живущих на этой территории. Основное определение фандрайзинга, помимо всех остальных, это сбор средств. Какие методы привлечения средств могут быть эффективны в России и на постсоветском пространстве, кроме сбора денег через интернет? Например, в дореволюционной России были популярны благотворительные балы, ярмарки, ящики для пожертвований и т.д. Может ли это быть актуальным в настоящее время? Или всё же основной акцент нужно делать на онлайн сборах через интернет?

– Не важно, где вы находитесь, в какой части света (к примеру, я преподавала уже более чем в 60 странах мира). Я считаю, что самый эффективный способ привлечения средств – это встреча с донором «face to face», лицом к лицу. Но есть определённые стратегии, которые помогают нам к этому прийти. Сегодня на постсоветском пространстве, например, в той стране, где я родилась, технологии очень важны. Мы используем технологии, когда собираем необходимую информацию и когда информируем людей. Это такой процесс роста – владея информацией, вы начинаете распечатывать эти материалы, изучать их, затем делиться ими с другими людьми. И, таким образом, вы достигаете верхнего уровня. Давайте вновь обратимся к Библии. Помните, Иисус обращался к собравшемуся народу численностью 5 000 человек, но затем Он посылал Своих учеников по двое. Для чего? Чтобы у них было личностное общение, индивидуальный подход. И это именно то, что мы рекомендуем в работе с людьми, – работать «лицом к лицу», взаимодействовать командой, как минимум, по двое. Один что-то лучше запомнит, второй лучше скажет – мы дополняем друг друга.

– Вы могли бы рассказать об одном из самых необычных проектов, либо об одном из последних проектов, который удалось реализовать на средства, собранные благодаря фандрайзингу?

– Пожалуй, я расскажу об одном из моих первых опытов, который произошёл ещё до того, как я стала фандрайзером. Многие из нас живут, не задумываясь, откуда приходят те или иные средства. В начале 80-х годов в Таиланде, как и во всей Юго-Восточной Азии, наступил кризис, спровоцированный ростом беженцев. Можно сказать, что я сама в своё время была беженкой. Мой университет отправил меня и еще некоторых студентов в Таиланд, в один из лагерей для беженцев из Камбоджи, Вьетнама, Лаоса. У нас был очень ограниченный бюджет, но президенту университета удалось собрать дополнительные средства для того, чтобы мы смогли остаться в этом лагере и продолжить работу.

Позже я вернулась в этот университет в должности вице-президента. Но столкнулась с проблемой – у университета был большой долг, и перед администрацией университета была поставлена задача найти средства. Деньги были нужны не только для того, чтобы погасить этот долг, но и продолжить функционировать как образовательное учреждение. Нужно было купить необходимое оборудование, иметь средства для выплаты стипендий студентам. И это был значимый опыт для меня, потому что он показал – если у вас есть хорошая организация и посвящённые люди, то они сделают всё возможное для того, чтобы сохранить организацию и сделать её лучше, сильнее. Особенно, если они видят и осознают ценность своей работы. Для меня это один из самых интересных опытов.

Также я занималась фандрайзингом для некоторых медицинских учреждений. Когда я работала в Вашингтоне в организации «Международное развитие», то занималась двумя программами, одна из которых была направлена на помощь вдовам в Судане. Мы сумели реализовать там проект по производству кирпичей. С помощью этих кирпичей они сначала восстановили свои дома, а затем начали продавать эти кирпичи, благодаря чему у них появился постоянный доход. Другой проект, который мне очень нравился, был направлен на помощь ВИЧ-инфицированным сиротам, в этом направлении мы работали совместно с посольством Замбии.

– Почему вы решили посвятить себя именно этой сфере деятельности?

– У меня несколько профессий: я работала школьным учителем, учителем музыки, преподавала английский язык, затем трудилась в сфере PR, кроме того, я, как писатель, опубликовала несколько книг. Но совершенно случайно я начала заниматься привлечением средств для небольшой больницы. Руководитель этой клиники попросил меня, чтобы мы занялись пиар-компанией(у меня к тому времени уже был подобный опыт с другой больницей). А на следующем этапе он предложил мне заниматься фандрайзингом. На тот момент у меня не было знаний и навыков в этой сфере, но я согласилась.

Когда я начала изучать фандрайзинг, то вскоре полюбила это дело. Почему мне нравится заниматься фандрайзингом? Есть несколько причин. Во-первых, фандрайзинг – это всегда что-то новое, интересное, динамичное, нет повторяющейся рутины, вам никогда не наскучит эта деятельность. Во-вторых, фандрайзинг включает в себя очень много дисциплин. Это коммуникации и человеческие отношения, управление и даже демография. То есть, в фандрайзинге соединены лучшие идеи, лучшие принципы различных профессий. И третье – для реализации проектов, идей вам нужны средства. И то, чем я занимаюсь сейчас, – обучение людей принципам фандрайзинга, чтобы потом и они могли научить других. Я думаю, что мы занимаемся тем, что делал бы Сам Иисус. Он проповедовал, учил, но также помогал людям – кормил, исцелял, утешал. И это то, что мы должны делать, и для всего этого необходимы средства.

Беседовала Елена Леухина
Источник:
esd.adventist.org

Газета «Сокрытое Сокровище» апрель 2019 г.