В прошлом – учитель танцев, сегодня – служитель Церкви

634

Ещё 15 лет назад Павел Ваценко носил длинные волосы, модную кожаную куртку-косуху и не представлял своей жизни без танцев. Когда друг Павла Александр предложил ему изучать библейские уроки, тот согласился скорее из уважения, нежели из большого желания знать Библию. Но, к удивлению Павла, эти библейские встречи вызвали интерес у его девушки Татьяны, и молодые люди вместе начали свой путь к Богу. Сегодня Павел руководит крупнейшим христианским телеканалом в Украине – «Надiя».

– Павел, вы родились в верующей семье?

– Я родился в семье православных. С детства бабушка воспитывала меня как верующего человека. Каждое воскресенье она водила меня в церковь, причём, в своё время я даже был помощником батюшки. Но в школе меня начали дразнить мои одноклассники – “батюшка, батюшка”, и я это дело прекратил. Однако каждое воскресенье мы вместе с бабушкой и дедушкой продолжали ходить в церковь, мой дедушка пел в церковном хоре басом. Я постоянно говорил: «Бабуль, в церкви я с вами только телом, а душой в это время со своими одноклассниками играю в футбол на школьном дворе. Зачем мне ходить с вами в церковь, если я не хочу там быть и не понимаю всего того, что вокруг меня происходит?» Но бабушка настаивала, и я продолжал ходить на воскресные службы.

– Ваше отношение к Богу в детстве, в юности. Может быть, вспомните какой-то яркий случай, когда Бог защитил вас или явил Себя вам? 

– Поскольку я ходил в церковь, то про Бога, конечно, знал, но при этом не скажу, что был очень верующим. У меня была своя детская Библия, вот только читал я её дважды в году – на Рождество и на Пасху. Каких-то особых духовных опытов из детства не могу вспомнить, потому что по-настоящему я не жил христианской жизнью. Но оглядываясь назад, я понимаю, как много было моментов и ситуаций, когда Бог чудным образом спасал меня. И я точно знаю, что Господь всегда был в моей жизни.

– Расскажите, как вы стали адвентистом.

– Когда я уехал из родного дома на учёбу в город Броды Львовской области, то церковь стал посещать значительно реже, поскольку вырвался из-под бабушкиного контроля. Но я помнил, что дважды в год мне нужно ходить на исповедь, и я это делал. Мне было 19 лет, когда мой друг, с которым мы принимали активное участие в политической деятельности, уехал учиться в другой город. Однажды он вернулся и начал говорить со мной о вере в Бога.

Для того чтобы вы понимали, насколько я был далёк в то время от этой темы, скажу, что был неформалом, у меня были длинные волосы. Учился я по специальности учитель танцев и учитель начальных классов. Параллельно работал учителем танцев, каждые выходные мы весело проводили время с друзьями. Кроме того, я поддерживал деятельность одной политической партии, в общем, был современным молодым человеком, и мой образ жизни мне очень нравился. И потому, когда мой друг Саша, сейчас он тоже пастор, начал говорить со мной о Боге, я сначала не мог понять, что он от меня хочет. Александр говорил так: «Павел, в жизни есть что-то важнее, чем партия и её лидер. Мы должны служить иному Лидеру и быть частью другой партии». Я сначала не понимал, куда же он хочет меня втянуть, спрашивал: «Саня, ты о чём? Говори конкретнее». И тогда он начал рассказывать мне о Боге, но в такой манере, которая меня отталкивала и даже пугала. Он говорил так: «Теперь ты знаешь истину, и c тебя другой спрос, если ты не будешь выполнять всё то, о чём я тебе рассказал». В результате, когда мы встречались с ним снова и он пытался начать разговор о Боге, я останавливал его: «Стоп, Саня! Ничего мне больше не надо рассказывать. Я не хочу об этом слышать». Но он всё равно продолжал понемногу делиться со мной библейским учением и подарил мне книгу «Великая борьба». Я не стал её читать, поскольку она была на русском языке, а мне был ближе украинский.

Тогда он пригласил меня на занятия спортом. Вместе с ребятами мы встречались по вторникам, занимались на брусьях, а после спорта обсуждали разные темы на основании Библии. Я задавал много вопросов, особенно долго я не мог согласиться с тем, что, как утверждал мой друг, суббота, а не воскресенье – это святой Божий день: «Саша, не может быть, что 28 тысяч человек, которые живут сейчас в Бродах, ошибаются, а ты и твои друзья, вас здесь не более 20 человек, правы». И тогда, чтобы доказать моему другу его неправоту, я решил самостоятельно читать Библию. Но когда у меня появлялись вопросы, я шёл к Саше. Иногда на наши обсуждения он приглашал пастора, это был молодой служитель. Помню, мне понравилось, как спокойно и убедительно он находил в Библии ответы на все мои вопросы. Тогда я пошёл к батюшке, у которого в своё время был прислужником. Мне стало интересно, как он ответит на волнующие меня вопросы. Но он толком ничего не смог мне сказать, и я понял: либо он что-то не договаривает, либо сам не знает ответ. Тогда я начал более тщательно читать Библию сам, но всё с той же целью – найти подвох в том, что говорил мой друг, и таким образом оправдать мой образ жизни. Мне совсем не хотелось ничего менять – у меня было достаточно денег, я получал стипендию, неплохо зарабатывал, я мог позволить себе снимать квартиру и гулять с друзьями. Но у Бога были на меня другие планы.

В то время я встречался с девушкой, её звали Татьяна, позже она стала моей женой. Помню, Таня поинтересовалась, куда я хожу по вторникам, и попросила взять её с собой. Тогда у меня возник план. Я был уверен, что Тане не понравятся эти встречи – ну разве может быть интересно молодой девушке в 20 лет изучение Библии, и я, под предлогом, что моя девушка против, перестану приходить на эти библейские уроки. Повторюсь, что ходил я на эти встречи по вторникам исключительно из уважения к своему другу.

Я привёл Татьяну на ближайшую встречу. Мы как всегда, сначала позанимались спортом, а потом начали читать Библию и обсуждать прочитанное. Таня весь вечер молчала, а когда я провожал её домой, сказала: «Паша, слушай, а давай вместе ходить на эти встречи, мне там интересно». И тогда я понял, что Бог загнал меня в угол – либо мне продолжать упираться и протестовать против Него, либо капитулировать и покориться Господу. Иного выхода нет, Он «побил все мои козырные тузы», мне нечем было крыть. И тогда я решил, что больше не буду сопротивляться и пойду в церковь.

В то время у меня не было ни одного нормального костюма, ни рубашки, ни туфлей. Были яркие футболки, рваные модные джинсы, кроссовки. Помню, как я пришёл первый раз на богослужение – красно-белая футболка с рекламой пива, джинсы, красная куртка-косуха с чёрными надписями на рукавах и большой пантерой на спине, длинные волосы и много фенечек на обеих руках. Вот такой я пришёл к Богу. Община приняла меня очень тепло и радушно, я не ощутил никакого отвержения, наоборот, мне самому стало стыдно, я готов был провалиться сквозь землю от своего вызывающего вида. В тот день Александр дал мне библейский урок по книге Даниила. Это была история, когда Валтасару явилась рука, которая писала на стене «Мене, мене, текел, упарсин…». Я очень хорошо запомнил все детали того урока и помню его по сей день.

После богослужения меня пригласили в гости на субботний обед. Я помню, что мне тогда очень понравились все члены этой общины, их было немного – 28 человек. Особенно мне было приятно наблюдать за молодыми семьями, как они общаются, как относятся друг к другу. И я понял, что не против ходить в такую церковь. Я начал постепенно менять свой гардероб, покупал те вещи, в которых мог свободно чувствовать себя в церкви. Хотя длинные волосы я носил ещё много лет, правда, немного их укоротил. Через некоторое время я стал принимать активное участие в жизни общины и меня выбрали молодёжным руководителем. Спустя два года, в 2005 году, я принял крещение. Вместе со мной крестилась моя девушка Татьяна, это было в день её рождения – 27 ноября. Через год мы с Таней поженились.

– Как ваши близкие восприняли то, что вы присоединились к адвентистской церкви?

– На тот момент я уже несколько лет жил самостоятельно в городе Броды и время от времени приезжал к своим родителям. У нас большая семья: я, брат и две сестры, мама с папой, дедушка и бабушка. Я родился в 1985 году, это было не простое время, перестройка. Для того чтобы прокормить семью, мои родители очень много работали, и поэтому моим воспитанием занималась в основном бабушка.

Когда я приехал домой впервые после того, как начал ходить в адвентистскую церковь, то решил, что в субботу никакую работу делать не буду. И вы можете себе представить, насколько это было сложно. Ты возвращаешься в село, где суббота – ударный, трудовой день, когда можно поработать у себя дома, в огороде, на поле, и я заявляю, что в субботу работать не буду. Дома был, не побоюсь этого слова, настоящий ад. На меня кричали, меня проклинали все: мама, бабушка, дедушка. Я взял одеяло и ушёл на целый день, провёл субботу на берегу реки. Возвращаться домой совсем не хотелось, потому что знал, когда вернусь – будет ещё хуже. Но выбора не было, в конце дня я пришёл домой, и мои близкие начали уговаривать меня, просить и даже угрожать, чтобы я отрёкся от своей новой веры. Наконец дед сказал: «Всё! Ты мне больше не внук! Я не хочу тебя видеть – ты предал нашу веру! Когда я умру, на похороны ко мне не приезжай. Будь ты проклят!» В тот момент я ничего не мог сказать, только вспоминал слова Иисуса: «Меня гнали, будут гнать и вас». В воскресенье я уехал в Броды и не приезжал домой примерно полгода. Мне не звонили ни отец, ни мама, ни бабушка с дедушкой. Но однажды мама всё же позвонила и попросила, чтобы я приехал. Дома одним из первых вопросов ко мне был: «Ты уже крестился?» Я ответил, что да, крестился. И тогда мама начала меня умолять, уже не кричать, но просить, чтобы я опомнился, образумился, покаялся и вернулся в их веру. Но я был твёрд в своём решении и пытался объяснить маме, что я не стал хуже, наоборот, я изменился и стал многое принимать во внимание – то, что раньше не делал. Например, мне никогда не были близки отец и мать, потому что меня воспитывала бабушка. Но, придя к Богу, я понял, что мне нужно поддерживать мать, любить её, слушаться. Но в этой её просьбе – оставить Бога – я её послушать не мог. Я всё это ей объяснил, мы очень хорошо поговорили.

Время от времени я приезжал домой и привозил моим близким духовные книги в надежде, что они будут их читать. Надо сказать, что мой дед – человек очень упрямый, он никогда и ни с кем не советовался, никого не слушал, всегда всё знал сам. Но однажды во время моего очередного визита домой дед строил навес во дворе, позвал меня и спросил: «Слушай, как ты думаешь, как сделать лучше?» Я не поверил своим ушам! Дед спрашивает у меня совета! Я, конечно же, с ним пошёл, мы долго с ним работали, общались, и слышу – он начинает рассказывать мне истории из пятитомника «Конфликт веков» Эллен Уайт. Я спрашиваю: «Дедушка, откуда ты всё это знаешь?» Он отвечает: «Я прочитал те книги, что ты мне привозил. Ты что думаешь, я не умею читать?» И так постепенно отношение ко мне со стороны моих близких изменилось. Сначала они меня гнали, потом увидели, что в чём-то я изменился даже в лучшую сторону, и начали меня принимать. Я привозил книги, а дедушка и мама их читали.

– Павел, ваши новые убеждения повлияли на учебный процесс и выбор работы?

– Я очень любил танцевать, и когда я начал ходить в церковь, то вплоть до самого момента крещения не задумывался о том, что я буду делать в дальнейшем. Я знал, что буду танцевать. Но затем, на встречах по подготовке к крещению, пастор сказал: «Павел, а ты знаешь, что адвентистам не рекомендуется танцевать?» И я тогда подумал: «Боже, как!? Это же часть меня! Я так люблю это дело!» В течение шести лет я был старостой танцевального народного коллектива. Более того, моя работа была связана с танцами – я учил детей и молодёжь танцевать. И вот я оказался перед выбором – мне нужно от всего этого отказаться! Я иду домой и молюсь: «Господь! Я очень люблю танцевать, пожалуйста, забери у меня это желание!» На 27 ноября было назначено моё крещение. Примерно в это время должна была состояться защита звания народного коллектива, а затем, в декабре – концерты. И я решил для себя так: сначала я оттанцую, а потом приму крещение – может быть, весной, ближе к лету. Но мой друг Александр, который привёл меня к Богу и в церковь, убедил меня не переносить дату крещения. «Если ты перенесёшь крещение сейчас, то у тебя всегда будут какие-либо причины и обстоятельства, чтобы не креститься», – сказал он. И тогда я принимаю решение креститься 27 ноября, на день рождения Татьяны, моей девушки, как мы и хотели изначально.

Прихожу в колледж, к своей преподавательнице и говорю: «Наталья Васильевна, извините, но я не буду больше танцевать». Конечно, для неё это был шок, она совершенно не поняла меня и на протяжении двух лет говорила про меня всякие гадости. Кроме того, в колледже я был редактором студенческой газеты, активно занимался политикой. И тут прокатился слух, что Паша стал сектантом. Многие друзья не поняли этого, но со мной остались верные, которым я потом ещё долгое время рассказывал о своей вере и убеждениях. А в газетные статьи я стал добавлять христианские ценности. На тот момент, когда я стал адвентистом, мне оставалось учиться в колледже один год. Я помню, как директор нашего учебного заведения постоянно пытался меня поддеть, например, спрашивал при всей группе: «А ты знаешь молитву “Отче наш”? Там говорится “не введи меня во искушение”, а что, Бог может вводить в искушение?» Порой я не знал, что ответить, иногда мне очень хотелось поставить его на место, я срывался. Так прошёл год – при всей группе мне задавали вопросы, и я реагировал по-разному. В завершение учёбы мы, как экспериментальная группа бакалавров, должны были сдавать государственные выпускные экзамены в присутствии специальной комиссии. Помню, как директор сообщил нашей группе, что экзамен по его предмету назначен на субботу, при этом он очень внимательно смотрел на меня. Позже я подошёл к нему и говорю:

– Иван Андреевич, извините меня, пожалуйста, но я не могу сдавать экзамен в субботу.

– Я тебя выгоню!

– Хорошо, выгоняйте, – выпалил я тогда.

В итоге, вся группа пошла сдавать экзамен в субботу, а я в это время был в церкви. Я не переживал и знал: Бог всё устроит. Ну а если меня исключат, значит, так надо, такова воля Божья.

Помню, через несколько дней я иду по колледжу и навстречу мне – директор и завуч. Я подумал тогда, что сейчас они начнут меня ругать, воспитывать, говорить, какой плохой. Но вместо этого директор спрашивает:

– Ты собираешься сдавать экзамен?

– А что? Разве можно? – удивился я.

– Да, приди, сдай, чтобы за тобой не числился долг.

Директор пригласил меня прийти сдать экзамен в любой удобный для меня день. Я пришёл в пятницу, и два часа мы говорили с ним о Боге. Затем я вытянул билет и сдал экзамен, правда, на 4. А в конце нашей встречи директор сказал так:

– Павел, если бы ты пришёл ко мне на экзамен в субботу, я бы перестал тебя уважать. Много я встречал таких, которые заявляют одно, а потом делают совсем другое. Я наблюдал за тобой, пока ты здесь учился, и ты нравишься мне твоей волей и умением следовать своему выбору. Иди за своими убеждениями – ты многого добьёшься.

На этом наш с ним разговор закончился. А моя учительница, Наталья Васильевна, которая была мне другом (6 лет мы танцевали вместе), начала распространять про меня слухи. Говорила обо мне, что я стал злым, что делаю непонятные вещи. Но, к счастью, в колледже меня хорошо знали, и не все ей верили.

Скажу больше, когда через два года я приехал на встречу выпускников, моя учительница танцев Наталья Васильевна подошла ко мне и попросила прощения. Она сказала: «Пойми, Павел, ты был нашим старостой, я надеялась на тебя, и ты принял такое неожиданное для всех решение – оставить нас, наш коллектив. Но я понимаю, что поступила тогда неправильно, пожалуйста, прости меня». И сейчас, каждый раз, когда мы встречаемся с однокурсниками, то обязательно идём в гости к Наталье Васильевне, вспоминаем былые времена, в общем, мы дружим.

Что касается работы, когда я окончил колледж, то не стал работать учителем танцев, потому что понял – адвентисту это не к лицу. Я устроился работать в рекламную газету и проработал там полтора года. В то время руководитель конференции обратился ко мне с просьбой. Нужна была помощь с вёрсткой конференционной газеты, её было некому делать. Я согласился и ездил один раз в месяц во Львов, где должен был за ночь сверстать газету, а к утру вернуться в Броды, на основное место работы. Через некоторое время во Львове открыли начальные курсы на базе христианской школы и меня пригласили туда на работу преподавателем. Мне удавалось совмещать преподавательскую деятельность – дважды в неделю я ездил во Львов учить детей – и основную работу. Так я прожил год. После этого вновь приезжает руководитель конференции и обращается ко мне с неожиданным для меня предложением:

– Павел, ты хотел бы пойти учиться, чтобы стать служителем Церкви?

– Я к этому совсем не готов.

– Научим. Ты подумай.

Я ответил, что буду молиться вместе со своей женой. И через некоторое время я принял это приглашение. После учёбы меня направили на работу в христианскую школу во Львове, а затем пригласили на телеканал «Надiя», руководителем региональной студии.  В 2016 году меня перевели в Киев в центральный офис телеканала, где доверили руководство телеканалом.

– Сейчас вы учитесь на магистерской программе международного развития MIDA. Почему вы решили учиться на этой программе, и какие у вас ожидания, цели?

– Когда меня пригласили в Киев руководить телеканалом, я понял, что мне не хватает знаний. Но если Бог ведёт, то Он открывает пути и возможности. Практически одновременно с переводом на новую должность мне предложили учиться на программе международного развития, которая непосредственным образом связана с моей сферой деятельности – управление некоммерческими организациями. И я с радостью согласился, потому что мне важно качественно выполнять мою работу и быть эффективным руководителем в деле Божьем. Безусловно, Бог мог бы дать мне разом все необходимые знания и навыки, но Он действует по-другому: хочешь быть мудрым – учись.

Мне очень помогает в работе то, что я делаю в процессе учёбы – все проекты и исследования я стараюсь применять в моей деятельности. Например, моя дипломная магистерская работа будет связана с рисками. Моя организация подвержена высоким рискам, и я хочу изучить эту тему, чтобы затем применять знания на практике и повышать эффективность работы телеканала.

Беседовала Елена Леухина

Источник: esd.adventist.org