ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ (1853-1900)

442

Владимир Сергеевич Соловьев – выдающийся русский религиозный философ, поэт, публицист и критик, сын известного историка Сергея Михайловича Соловьева.
Необычайно одаренная натура Владимира Соловьева и его постоянные и, можно сказать, страстные поиски высших истин проявились в ранние годы его жизни. Он прекрасно знал древнееврейскую культуру и литературу. Еще в молодости прослушав курс лекций в Московской Духовной Академии, Соловьев и впоследствии много времени уделял изучению библейской истории, владел ивритом. «Он прочел всю Библию в оригинале и в конце жизни пытался сделать ее полный перевод», – отмечал племянник философа С. М. Соловьев в своих воспоминаниях.
О хорошем знании библейских текстов свидетельствует частое их использование в философских работах, а также обращение к библейским мотивам в поэтическом творчестве. К некоторым стихотворениям Владимир Соловьев брал в качестве эпиграфов отрывки из Священного Писания. Использование в стихотворениях библейских образов и сюжетов было не просто иллюстративным поэтическим приемом, но, прежде всего, попыткой переосмыслить, постичь глубокий духовный смысл некоторых событий, знаковых для истории культуры взаимоотношений Бога и человека.
Один из наиболее известных ветхозаветных сюжетов о переселении Авраама в землю Ханаанскую (Бытие 12-13) используется в стихотворении «В землю обетованную» (1886). Это событие – ключевое для истории богоизбранного народа, поскольку с него начинается непрерывный диалог с Богом, кульминацией которого станет получение первого Завета – заключение добровольного союза человека с Творцом. За покорность и верность Господь обещает Аврааму вознаграждение – землю обетованную и великое потомство, но для этого необходимо иметь мужество оставить все привычное и дорогое, и, беспрекословно повинуясь Голосу свыше, направиться в неизвестное:

Покинь скорей родимые пределы,
И весь твой род, и дом отцов твоих,
И как стрелку его покорны стрелы –
Покорен будь глаголам уст Моих.
Иди вперед, о прежнем не тоскуя,
Иди вперед, все прошлое забыв,
И все иди, – доколь не укажу Я,
Куда ведет любви Моей призыв…
Владимир Соловьев как глубоко верующий христианин видит ветхозаветное событие о призыве Авраама в свете Нового Завета. Целью и смыслом начинающего движение является появление Того, Кто принесет спасение всем людям, – Христа. И хотя имя Спасителя прямо не упоминается в стихотворении, но именно о Нем идет речь в последних строках:

Се, Я клялся Собой,
Обещал Я, любя,
Что воздвигну всемирный Мой дом из тебя,
Что прославят тебя все земные края,
Что из рода потомков твоих
Выйдет мир и спасенье народов земных.
В стихотворении «В стране морозных вьюг, среди седых туманов…» (1882) поэтически перелагается известный библейский сюжет о явлении Бога пророку Илие на горе Хорив (3 Царств 19:11-12). Бог открывается человеку не в «раздирающем горы и сокрушающем скалы» ветре, не в грохоте землетрясений, не в устрашающем пламени, а в «веянии тихого ветра»:

Вот грохот под землей и гул прошел далеко,
И меркнет солнца свет,
И дрогнула земля, и страх объял пророка,
Но в страхе Бога нет.
… И смолкло все, укрощено смятенье,
Пророк недаром ждал:
Вот веет тонкий хлад, и в тайном дуновенье
Он Бога угадал.
Мотив «тайного дуновения», «тонкого хлада» становится в поэзии Соловьева символом нового уровня восприятия Бога, духовной чуткости, позволяющей постичь небесное откровение в более тонких формах.
В творчестве Соловьева Бог открывается человеку в различных ипостасях. Для него притягательной оставалась тайна откровения, возможности общения с Богом.
Слова этого удивительного поэта и философа, несущие идею всеобъемлющего единства в Боге, пронизанные светом истинной Любви, и сегодня звучат пламенно, боговдохновенно, пророчески:
Смерть и Время царят на земле, –
Ты владыками их не зови;
Все, кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви.

Подготовила З. Соколова