Второй шанс

633

По улицам наших городов ходят тысячи одиноких людей, которые возвращаются после работы в пустые квартиры. Они заводят себе домашних животных, заботятся о них, а потом плачут, когда те стареют и умирают. А в этот момент в детских домах маленькие мальчики и девочки годами наблюдают за дверью, надеясь, что сегодня она откроется и в неё войдёт их папа или мама. Кто-то может сказать, что он слишком стар или слишком болен для того, чтобы давать другим второй шанс, а может быть, просто нет времени или денег. Сейчас Людмиле Николаевне Богданович 54 года, а её супругу Алексею Игнатьевичу — 58, но это не помешало им открыть дверь в новую жизнь тем, перед кем эта дверь была захлопнута.
Передо мной сидит красивая темноволосая девушка с карими, как вишни глазами.
— Ты помнишь первую встречу с твоими приёмными родителями?
— Да, конечно, — ответила, улыбаясь, Вера. — Это случилось, когда мне было тринадцать лет. Но чтобы понять, что я испытала при встрече, нужно рассказать о том, что было до этого. Я не знала своего родного отца, он оставил мою биологическую мать ещё до моего рождения. У меня есть ещё сестричка и братик, правда, уже от другого отца. Из того далёкого времени я помню, что мы часто оставались одни. Поскольку я была старшей в семье, то мне приходилось приглядывать за младшими. Однажды перед Новым Годом, мать приготовила нам много всего вкусного, а потом ушла, и её не было две недели. Тогда моему братику был один годик, он много плакал, потому что хотел кушать. Я ходила по соседям и просила у них еды, объясняя каждому, что мама оставила нас без пищи. В итоге мать лишили родительских прав, а нас отправили в приют. Однажды я сбежала из детского дома и пришла домой. Тогда я ещё считала то место своим домом, но я ошибалась. В тот день я поняла, что у меня больше нет того, кого я могу назвать своей матерью. Когда я приехала, она мне сказала: «Что ты здесь делаешь, убирайся назад, ты что, хочешь, чтобы у меня были проблемы?» И я ушла… После этого были два года в интернате.
— Но ведь не всё в твоей жизни было так печально? — спросила я, немного растерявшись от такой грустной истории.
— Конечно, нет, — сказала, улыбаясь, Вера, — потому что в моей жизни был один необычный день, когда директор приюта вызвала нас с сестрёнкой, чтобы познакомить с теми, кто станет нашими родителями. Меня немного трясло от страха, но я старалась сдерживаться. В голове кружились мысли: а вдруг я им не понравлюсь? Вдруг никогда не смогу назвать эту женщину мамой? Смогу ли я в этом доме быть счастлива? Все эти вопросы рассеялись, как туман, когда я увидела Людмилу Николаеву и её супруга Алексея Игнатьевича. Заходя в кабинет, я встретилась с ней взглядом, и с того момента я на всю жизнь влюбилась в её добрые и искренние глаза. Все страхи рассеялись, а мамой я стала называть её уже через неделю. В тот день я обрела новую жизнь. Не знаю, что случилось бы со мной, если бы я осталась в приюте или в нашем прежнем доме. Мои мама и папа открыли мне новый мир, подарили надежду, мечты, даже друзей, которых теперь у меня так много. Как я могла без всего этого жить? Но, наверное, самое главное, что они познакомили меня с Богом.
— Вера, расскажи что-нибудь о твоей новой семье.
— Она для меня самая лучшая. Сейчас нас уже десять, конечно, не считая мамы и папы. Две старшие девочки, родные для моих родителей, уже вышли замуж и уехали в другие города. Я учусь в Минске. Однако в нашем большом доме ещё много улыбок и детского гама, ведь там осталось семеро мальчишек и девчонок. Все они были взяты из приюта. Несмотря на то, что нас так много, маме и папе хватает любви для каждого.
— Скажи, дети помогают маме по дому?
— Ну конечно, родители считают, что детей надо приучать к порядку с самого раннего возраста. В нашем доме есть график дежурств по кухне, у каждого есть свои обязанности по комнате и коридорам. Мы помогаем маме ухаживать за огородом, ребята любят газонокосилкой стричь траву. Когда мы все вместе берёмся за дело, то всё получается быстро и с улыбкой.
— А чем вы занимаетесь в свободное время?
— У нас в семье все дети ходят в музыкальную школу. Кроме того, мы любим настольный теннис, летом катаемся на велосипедах, зимой на лыжах. Очень часто все вместе ходим в походы, в лес за грибами и ягодами, занимаемся верховой ездой. В общем, скучать не приходится.
— Как ты думаешь, с точки зрения ребёнка, каким характером должны обладать люди, которые хотят создать приёмную семью? Какими должны быть родители, чтобы ребёнок был счастлив?
— Возможно, это прозвучит банально, но для детей, в первую очередь, важны понимание и доброта. В какой-то момент я почувствовала, что мои родители приняли меня такую, какая я есть. Они с терпением помогали мне справляться с моими недостатками, учили важным и нужным вещам, но с такой любовью, что мне хотелось учиться. А ещё я считаю, что люди, желающие создать приёмную семью, должны иметь горячее желание помочь хотя бы одному ребёнку, лишённому родительской заботы и любви. Это не так много и сложно, как кажется окружающим, зато дети, для которых они станут папой и мамой, будут безмерно им благодарны.
В момент нашего разговора на лице Веры отразилось спокойное умиротворение. Было приятно смотреть на её сияющие глаза. Наверное, в этот момент они были похожи на глаза Людмилы Николаевны в тот памятный вечер, когда они впервые встретились. Ничто в поведении Веры не выдавало её бурного прошлого. Но это только потому, что ей однажды дали второй шанс для того, чтобы прожить нормальную жизнь. В нашем мире люди выбирают многое, но они не могут выбрать семью, в которой им родиться. На месте этой девушки мог бы оказаться каждый из нас. Вы хотели бы, чтобы в тот момент, кто-то дал вам второй шанс?

Екатерина Лапина

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

  • «Мы добьёмся того, что за пять лет дети будут оставаться только в России. Они не будут жить в детских домах. Россия будет страной без сирот», — так выразил свои планы уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов в конце 2011 года.
  • По данным статистики, в стране 682 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей, из них 86 % — сироты при живых родителях.
  • За 2010 год было отобрано почти 5,5 тысяч детей из неблагополучных семей. Число повторных отказников — детей, возвращённых в детские учреждения после усыновления, составило более 8 тысяч.
  • В России растёт число желающих усыновить ребёнка, и в некоторых городах оно составляет несколько сотен человек. Вместе с тем, за минувший год был усыновлён в семейные интернаты лишь 121 ребёнок, что составляет менее 1 % от общего числа усыновлённых.
  • Иностранцы усыновляют меньше детей-инвалидов, чем россияне. В 2010 году иностранцами были усыновлены 3355 российских детей, при этом только 4 % из них — инвалиды, то есть 148 человек. В России усыновляют порядка 7 % детей-инвалидов.

Источник: Интерфакс

БОЖЕ, НАЙДИ ТЫ МНЕ МАМУ МОЮ!

Ночная молитва в детском доме

Господи Боже, Тебя я молю, —
Боже, найди Ты мне маму мою!
Где она, бедная мама моя?
Может, и ей тяжело без меня?
Спит вся палата, я только не сплю.
Господи Боже, Тебя я молю!
Душу согрели тепло и уют,
Только семью не заменит приют.
Господи, сердцем взываю, скорбя:
Боже, надежда одна на Тебя!
Спит вся палата, я только не сплю.
Господи Боже, Тебя я молю!
Господи Боже, отца мне найди,
В папино сердце тихонько войди.
Как отыскать мне отца своего?
Помнит ли, что я кровинка его?
Спит вся палата, я только не сплю.
Господи Боже, Тебя я молю!
Боже, молюсь за себя, за друзей.
Сколько на свете бездомных детей!
Словно горошинки, слёзы из глаз.
Папы и мамы оставили нас.
Спит вся палата, я только не сплю.
Господи Боже, Тебя я молю!

Валерий Шумилин

Газета «Сокрытое Сокровище» №6 (182) июнь 2012 г.