Я нашел то, за что не страшно умереть

651
Озабоченность родителей завтрашним днём, страх перед неизвестностью — всё это рано передалось и мне. В школе — золотая медаль. Но уже тогда в сердце были озлобленность, ненависть, желание возвыситься и отомстить всем — за несправедливость, за всё, чего и сам не знал. Очень сильно хотелось свою желчь выплеснуть на других. Казалось, надо поуютнее устроиться в этой жизни, и, если не давить других, то хотя бы самому не быть раздавленным в погоне за благами мира. 
Университет. В 17 лет начал жизнь в большом городе. Неудовлетворённость, мысли, мысли, недодуманные до конца, откладывание поиска смысла жизни на потом. Кого ни спросишь, все говорят: «Надо жить как все — для себя, для семьи, для детей и родителей». И во имя этих светлых образов человек позволяет себе кражи, взятки, обман, лицемерие, убийства как телесные, так и духовные. Живёшь не для себя, а для них. Правда, хорошее оправдание, а главное — «честное». Ведь если нет оправдания поступкам, то ставится под угрозу весь образ жизни. Человек должен сделать выбор — либо жить по-другому, либо заглушать эти мысли чем-либо, либо найти хоть абсурдное, но оправдание себе и своим поступкам. Но я это понял намного позже (не я, а Бог даровал мне это понимание). А в то время эти доводы казались абсолютно логичными.
Я был крещён в детстве, иногда молился, но мерилом всех вещей были деньги и власть. А Бог подождёт. Чтобы не думать — алкоголь, казино, — это затмевало мысли и возвращало в круг житейских забот. Как аспирин сбивает температуру, так и мне нужен был адреналин, чтобы отогнать эти мысли. Иногда думал, что должно быть то, за что не страшно умереть. Поиски заканчивались тупиком.
В 25 лет я осознанно выбрал криминал. Думал, что люди, живущие «по понятиям» знают что-то особенное, чего не знаю я. Оказалось, что ошибался: внешний блеск криминальной жизни оказался лишь фасадом, за которым скрывается покосившееся здание человеческих пороков и внутренней пустоты, которая заполняется теми же самыми «оправданиями». Ведь дерево познаётся по плодам. Речи были складные и сладкие, но поступки и дела горькие и с оскоминой. Сам изучил шулерские приёмы: сначала спаивал людей на игровых автоматах и обманом отнимал деньги, затем играл в карты в кафе и на квартирах. Оправдывать самого себя становилось очень тяжело, и, чтобы не думать, начал колоться. 
Уехал за рубеж. Встретил верующих. Некоторое время общался. Затем вынужден был уехать, и снова — кражи и наркотики. Если раньше я презирал таких людей, то теперь сам стал таким. Опустился на самое дно. Закономерный итог — тюрьма и диагноз доктора. Как сейчас помню: когда врач объявлял мне страшный диагноз, он отвернулся. Я вернулся назад в камеру. Одиночество. Молиться не получается, призывать имя Господа не умею. Раньше думал, что верую, оказалось, то была не вера.
Через месяц меня перевели в другую тюрьму. Захожу в камеру, а там Библия. Я стал читать первый раз, второй, третий… Через Своё Слово Господь омыл и очистил меня от мёртвых дел, от злого сердца, зависти, гордости, жадности. Все считали, что я не в себе. Однажды один заключённый задал мне вопрос, и я солгал. Я понял, что солгал не ему, но Господу. Назавтра я признался во лжи, хотя знал, чем это может для меня закончиться. Ожидал худшего. Но Господь был со мною. И я понял: найдя Бога, я отыскал то, за что не страшно умереть, и это счастье. Я уповал на помощь Божью, и Он помог, никто меня не тронул.
 Сейчас я освободился. Родители понимают меня, но по-своему. Главное: у меня есть Господь Иисус Христос, мой Спаситель, и я верю, что и мои родные и близкие обратятся от тьмы к Свету силою Божьею.
Евгений Козловский
Газета «Сокрытое Сокровище» №9 (185) сентябрь 2012 г.