Ян Гус

431

«Все желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тимофея 2:12).

Знаменитый деятель эпохи Реформации Ян Гус был простого происхождения и рано остался сиротой. После окончания Пражского университета он стал священником и быстро достиг высокого положения. Через несколько лет скромный студент стал гордостью страны, и его имя стало известно по всей Европе. Ян Гус нещадно обличал пороки, царящие в обществе, чтобы утвердить принципы истины и чистоты, которые он прививал людям. Он считал, что причина безнравственности заключается в том, что народ не знает Библии, и потому защищал, как дело величайшей важности, проповедь Священного Писания на языке народа.

Житель Праги Иероним, который стал близким соратником Гуса, привез с собой из Англии произведения Виклифа. Гус с интересом  прочел эти произведения, он верил, что их автор был искренним христианином, и благосклонно отнесся к предложенным реформам.

В это время в Прагу из Англии прибыли двое проповедников, выступавших против неограниченного господства папы Римского. Вскоре они были вынуждены прекратить свои выступления из-за давления властей. Но, не желая отказываться от своей цели, они нарисовали две картины и выставили их на всеобщее обозрение. На одной был изображен въезд в Иерусалим Христа, «кроткого и сидящего на осле» (Матфея 21:5). За ним следовали ученики в потертых одеждах и с босыми ногами. На другой картине была изображена папская процессия – папа был облачен в богатые одежды, восседал на величественно украшенной лошади и имел на голове корону. Перед ним шли трубачи, а за ними следовали кардиналы и прелаты в блистательных одеждах. Какой контраст между кротостью и смирением Христа Господа и гордостью и высокомерием папы, Его слуги! Картины произвели глубокое впечатление на разум Гуса и побудили ревностно изучать Библию и произведения Виклифа. Он стал яснее понимать истинный характер папства и с большим дерзновением обличал гордость, тщеславие и испорченность Церковной иерархии. Из Богемии свет проник в Германию. Многие немецкие студенты, приняв от Гуса библейское учение, вернулись на Родину и начали проповедовать Евангелие.

Вскоре вести об этом дошли до Рима. Гуса призвали на аудиенцию к папе, что означало смертный приговор. Король и королева Богемии, университет, представители знати, чиновники обратились с просьбой к главе Римской церкви, чтобы Гус остался в Праге, на что папа объявил город Прагу отлученным от церкви. В то время такой приговор возбуждал всеобщее беспокойство, он был рассчитан на то, чтобы навести страх и ужас на людей, возносивших папу, как представителя Самого Бога и обладающего властью совершать светский и духовный суд. Считалось, что врата неба закрываются для региона, отлученного от церкви, и пока папа не снимет проклятие с города, мертвые будут изгнаны из обителей блаженства. В связи с этим страшным бедствием были приостановлены все богослужения. Церкви закрывались. Брак освящался на церковном дворе. Мертвых, которых отказывались хоронить на освященной земле, закапывали в канавах или на поле без погребальных обрядов.

Таким образом, посредством мер, поражавших  воображение обывателей, Рим пытался управлять умами людей.

Прага была в смятении, многие во всем обвиняли Гуса. Реформатор удалился в деревню и оставил письмо друзьям, где написал, что он последовал примеру Христа. «Я удалился также из опасения, что нечестивые священники будут запрещать проповедовать Слово Божье. Но я не хочу, чтобы отвергли Божественную истину, за которую с Божьей помощью я готов умереть».

Гус боролся против злоупотребления властью. Священники стали такими же, как во дни Христа: нечестивыми и использовали свою власть для незаконных целей. Это заставило его принять для своего руководства и проповедовать другим принцип, согласно которому непогрешимым руководством является Бог, говорящий через Библию, а не церковь, говорящая через священников.

Для залечивания язв, раздиравших Европу, в Констанце был созван общий собор. На соборе было доказано, что сам папа Иоанн виновен в тягчайших преступлениях, помимо убийства и прелюбодеяния – в грехах, которых неприлично называть вслух. Поэтому собор лишил его тиары, и был выбран новый папа. Но тот же самый собор, который низложил папу, намерен был уничтожить и реформатора. По приезду в Констанцу Гус был арестован и заключен в тюрьму. Во время продолжительного суда он твердо стоял за веру и истину. Когда ему предложили отречься от своих учений или умереть, он избрал участь мученика.

После объявления приговора началась церемония разжалования. Когда епископы одели его в священные одежды, Гус сказал: «Наш Господь Иисус Христос был облачен в багряницу для насмешки над Ним, когда Ирод отправил Его к Пилату». Когда ему вновь предложили отречься, он ответил: «С каким же лицом я тогда предстану перед Богом?» Когда на голову ему надели бумажную митру, на которой было написано «Отъявленный еретик», Гус сказал: «Я с радостью буду носить этот позорный венец ради Тебя, мой Иисус, ведь за меня на Тебя одели терновый венец». Когда он был облачен в эту позорную одежду, сказали: «Теперь мы предаем твою душу дьяволу». «А я, – сказал Гус, поднимая глаза к небу, – передаю свой дух в Твои руки, Господи Иисусе, ибо Ты искупил меня».

Когда его привязали к столбу и все было готово для того, чтобы зажечь костер, ему еще раз было предложено отречься от своих заблуждений и спасти свою жизнь. «От каких заблуждений я должен отречься? – спросил Гус. – Я не считаю себя виновным в заблуждениях. Призываю Бога во свидетели, что все, о чем я писал и проповедовал, преследовало цель спасти души от греха и погибели, и поэтому я с радостью своей кровью защищу истину, которую проповедовал». Когда вокруг него загорелось пламя, он начал петь: «Иисус, Сын Давидов, помилуй меня», – и продолжал до тех пор, пока его голос не умолк навсегда.

Даже враги реформатора были потрясены его геройским поведением. Когда тело Гуса сгорело, его прах вместе с землей, где он лежал, был собран и брошен в Рейн. Его гонители были уверены, что они искоренили истину, они даже и не подозревали, что прах, отнесенный в океан, будет подобен семени, рассеянному по всем странам, что оно принесет плод в виде свидетелей об истине в новых местах.

Казнь Яна Гуса продемонстрировала всему миру вероломную жестокость Рима. Враги истины, сами не осознавая этого, продвигали вперед то дело, которое они тщетно пытались уничтожить.

В. Мельников