ФЕЛИКС МЕНДЕЛЬСОН. ПУТЬ ЖИЗНИ КОМПОЗИТОРА

767

 Феликс Мендельсон родился в Берлине в 1809 году, в год смерти Гайдна и за год до рождения Шопена. Богатство и роскошь окружали Мендельсона со дня его рождения, чего были лишены многие композиторы. Одно лишь омрачало его судьбу – он родился евреем. Этот факт многие годы очень беспокоил его отца, так как по закону государство при желании могло бы в одну ночь лишить его всего имущества. Поэтому Авраам Мендельсон всячески скрывал свое богатство и хранил сокровище в стенах простого дома. Как-то в детстве Феликс вернулся вечером домой из певческой школы, горько плача. Подбежав к отцу, он рассказал, как дети насмехались над ним, когда они исполняли песнопения «Страсти по Матфею». Они кричали: «Посмотрите на этого еврейского мальчика, поющего Христу!» Услышав все это, отец тут же принял решение: на следующий же день он повел своих детей в лютеранскую церковь, где с помощью нескольких капель воды их окрестили в христианскую веру, признаваемую государством. Принятие христианства богатым банкиром было чисто номинальным актом, поэтому, хотя дети Мендельсона и числились христианами, никаких христианских убеждений у них не было.

Музыка значила для Мендельсона намного больше. Она завоевала его сердце, когда ему было всего лишь шесть лет, а в девять лет он уже мог давать публичные фортепьянные концерты. В десять лет он начал сам сочинять музыку, и за восемнадцать месяцев написал около пятидесяти сочинений. Самым замечательным событием его юности было выступление перед знатоками музыки Германии, которые дали его игре самую высокую оценку. Мендельсону было тогда двенадцать лет.

Феликсу было шестнадцать лет, когда его отец решил купить один из самых красивых особняков в Берлине, который утопал в зелени роскошных лужаек и садов. Именно здесь жарким августовским вечером у Мендельсона зародилось первое его музыкальное произведение, имевшее большой успех. В его душе родилась мелодия, которую он назвал «Сон в летнюю ночь». Он вспоминал: «В ту ночь я открыл для себя Шекспира».

Но чуткая душа Мендельсона искренне желала для себя еще одной встречи. Его семья перешла из иудаизма в христианство, но ни его отец, ни мать не верили в новую веру больше, чем в старую. В Германии тогда было модным высмеивать богодухновенность и авторитет Библии. Может быть, ответ был в католической вере? Как только у Феликса появилась возможность во время обучения в берлинском университете, он решил ознакомиться с верованиями Рима. Но прежде чем начать исследования, он познакомился с музыкой Баха. Звуки музыки Баха, великого протестантского композитора предыдущего столетия, долго звучали в ушах музыканта.

Один из друзей Мендельсона упомянул, что музыка Баха сухая и механическая, и Феликсу пришлось организовать хор из шестнадцати голосов, чтобы доказать ему обратное. У него появилось благоговейное отношение к «Страстям по Матфею», и ему очень хотелось, чтобы это произведение было исполнено в Берлине. В 1829 году отмечался столетний юбилей со дня написания этого произведения, и появилась прекрасная возможность исполнить его. По такому поводу с помощью своего друга, певца Эдварда Девриена, Феликс создал оркестр и хор из 400 певцов. Исполнение хора, которым дирижировал Феликс, было встречено бурными аплодисментами со стороны берлинской публики.

Мендельсон же прочувствовал произведение не просто с музыкальной и драматической точки зрения. В нем появилось глубокое преклонение перед самой духовной сутью этих «Страстей», что и привело его к вере в страдания и смерть Христа как искупительную жертву за грехи человека. Он твердо поверил в богодухновенность и непогрешимость Слова Божьего.

Среди всех друзей Феликса по университету был только один, который разделял его взгляды. Этот молодой человек обучался в Берлине на пастора лютеранской церкви. Кроме встреч и разговоров со своим другом, Мендельсону, в его поисках истины, могли помочь только Библия и Бах. Он искал смысла жизни на том пути, который высмеивали его семья и друзья.

Когда Феликсу предложили сочинить что-либо к празднованию трехсотлетней годовщины Аугсбургского вероисповедания лютеранской церкви, это предложение пришлось ему по душе, и он начал изучать жизнь Лютера.

Он был глубоко потрясен, читая о духовных исканиях реформатора. Искание правды и принятия Богом у Лютера было еще более настойчивым, чем у него самого. Неудачная попытка Лютера найти Бога в стенах монастыря, его открытие того, что Бог открывает Себя сокрушенным сердцам через веру во Христа, драматическое переживание Лютера при обращении его к Богу и его высокие достижения, сделанные при содействии Божьем, — все это глубоко запало в душу Мендельсона. Его переживания нашли отражение в симфонии Реформации, в самой сильной части которой содержится парафраз гимна Мартина Лютера «Твердыня наша вечный Бог». Позднее он всегда имел при себе копию гимна Лютера, что служило ему духовной помощью и ободрением.

Мендельсону были чужды поверхностность и бегство от проблем жизни. Например, в канун Нового года он еще раз пересматривал свои неудачи и проступки. В этот период он искал прощения у всемогущего Бога, иначе не имело смысла приносить обеты и исполняться благими намерениями. «Люди встречаются друг с другом и бездумно, шутя, желают друг другу счастья, таким образом пытаясь избавиться от тоски, смеясь и выпивая, и не могут достичь цели….Я нашел, что все это не приносит результата. Предновогодние дни – это дни искупления, и каждый человек должен провести их наедине с собой».

С появлением Итальянской симфонии слава Мендельсона еще более возросла, и он поднимался все выше и выше, испытывая творческое удовлетворение и успех. Но внезапно для него наступили дни горького разочарования в жизни, когда престижная музыкальная академия в Берлине отказала ему в назначении на должность нового директора. Невзирая на искания Бога, Мендельсону стало ясно, что в этом мире он еще держится за очень многое, и ему слишком трудно перенести такой удар по своему самолюбию. Он покидал город своего детства подобно подстреленному оленю и принял назначение на должность генерального директора музыкального театра в Дюссельдорфе.

Все эти обстоятельства послужили на благо его душе. Его отвергли в Берлине, и он извлек из этого урок – не собирать сокровище на земле, а его работа в театре открыла ему глаза на то растление и разложение, которые способствуют приобретению этих сокровищ на земле.

Когда умер его отец, Мендельсон, как никогда прежде, отождествил себя со словами апостола Павла: «Древнее прошло, теперь все новое» (2 Коринфянам 5:17). Его последняя опора рухнула, и оставила ему надежду более постигать ту новую жизнь, которую Бог дал ему, – жизнь человека, пережившего обращение. В течение нескольких недель он углубленно изучал труды Павла. Повсюду его можно было видеть с Библией и томиком истории ранней церкви в руках. Феликсу было двадцать семь лет, когда было исполнено его первое хоровое произведение «Св. Павел». Труд над этим произведением отражал усилия искреннего верующего донести весть о Боге и прославить Его самой манерой изложения.

В возрасте двадцати восьми лет Мендельсон женился на Цецилии Жанрено, семнадцатилетней прекрасной и застенчивой девушке. Цецилия была дочерью пастора и разделяла христианские взгляды Феликса, и их брак стал известен как один из самых счастливых браков века. Почему в этот период своей жизни он начал писать музыку на слова 41 псалма«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже»? Может быть, потому, что блистательный круг его молодых друзей, центром которого он являлся, презирал его религиозные убеждения и высмеивал его очевидную любовь к Спасителю. «Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: «Где Бог твой?» (Псалом 41:4).

Во время своего последнего посещения Англии композитор, по личной просьбе королевы Виктории, дирижировал исполнением хорального произведения «Илия» в Лондоне. В конце выступления принц Альберт передал ему программу, на которой было написано: «Благородному художнику, который, несмотря на окружение почитателей Ваала обесцененного искусства, оказался, благодаря своему гению и умению, в состоянии сохранить верность служения истинного искусства Великому Творцу, подобно еще одному Илии. Тому, Кто открывает нам единство Своего познания через всю тайну творения… с благодарной памятью подписано Альбертом». Столь высокая королевская оценка была написана в мае 1847 года, когда Мендельсону было тридцать восемь лет. Спустя шесть месяцев великий композитор скончался в Лейпциге в расцвете сил после внезапной болезни.

По книге П. Мастерса «Люди высокой цели»,

в сокращении