История длиною в 97 лет

399

Сегодня о своём жизненном пути рассказывает Давид Давидович Гомер человек, переживший эпоху, прошедший лагеря, но не утративший человеколюбие и веру в Бога.

Содержание: 

Детство
Мои испытания
Где был Бог?
На свободе
Сейчас
Советы

Детство

Я родился 31 октября 1923 года в счастливой многодетной христианской семье. Родители мои были членами поместной общины церкви христиан-адвентистов седьмого дня. Помню, как мы по субботам посещали богослужения. Мама и папа пели в церковном хоре.

Мы жили в своём доме с земельным участком. Мои родители владели хозяйством, состоящим из нескольких лошадей, коров и стада овец. Весной засевали огород, осенью снимали урожай. Отец был совладельцем магазина, который располагался в центре села. Для него он поставлял товар из Ташкента. Я всегда радовался, когда, приезжая домой, он привозил нам, детям, какие-то вкусности, например, конфеты.

Отрочество моё пришлось на годы коллективизации и репрессий. Да, именно такой политико-экономический курс выбрала тогда страна. Поэтому становившаяся на ноги советская власть запомнилась мне тем, что у владевших своим хозяйством отбирали нажитое ими честным трудом.

Отдавать приходилось не только материальные ценности. В результате тотального унижения и обнищания люди теряли своих самых близких и дорогих — отцов и матерей, братьев и сестёр. 1934 год стал для нашей семьи особенно трагичным, поскольку мы потеряли отца.

Как и все дети, я посещал обычную для того времени советскую школу. Общеобразовательную науку я постигал довольно успешно.

Когда не стало отца, чтобы поддержать семью материально, мне пришлось подрабатывать на табачной плантации. После окончания школы работал учётчиком в тракторной бригаде.

Мои испытания

Первое серьёзное испытание моей жизни связано со смертью отца. В результате раскулачивания он заболел психически и в один из дней 1934 года умер. Я потерял его, когда мне было 10 лет.

Второе испытание выпало на мою долю, когда мне исполнилось 18 лет. Оно связано с призывом в трудовую армию. Это был 1941 год. Меня и многих моих односельчан и единоверцев отправили на Урал и в Сибирь на тяжёлый, почти каторжный, труд. Там были невыносимые условия, выжить в которых посчастливилось не многим. Власть, однако, этим не удовлетворилась. Работников трудовых лагерей по сфабрикованным делам отправляли в ГУЛАГ. Я не стал исключением. Пережившего два года трудовых лагерей, меня признали виновным в преступлениях против политической системы страны, которых я на самом деле не совершал. Однако мотать десятилетний срок всё же пришлось. И только благодаря милости и помощи Господа мне удалось выжить и пережить суровость тех лет. Справедливости ради нужно сказать, что спустя годы власть выдала мне справку о реабилитации.

Следующая беда постигла меня, когда я находился в заключении. Там меня согревала одна мысль об освобождении и встрече с мамой. Но этой мечте не суждено было сбыться, поскольку мама моя ушла из жизни раньше моего освобождения. С её смертью я лишился возможности рассказать обо всём пережитом самому близкому и любимому человеку.

Новые волнения были связаны призванием на служение. Когда мне предложили стать пресвитером церкви, я вновь почувствовал интерес к себе властных структур. Дошло до того, что хотели меня вновь отправить за решётку.

Одним из самых серьёзных испытаний моей жизни стала смерть старшей дочери. Ей исполнилось 12 лет, когда это случилось. Она была очень милым смышлёным созданием Божиим. Всех в нашем селе эта трагедия повергла в шок. Как могло случиться, что, пробегая из одной комнаты в другую, Эльза ударилась о косяк двери и спустя две недели умерла? Этот вопрос, который мы задавали себе тогда, в феврале 1967 года, как бы повис в воздухе. Точно так же, как и вопрос относительно смерти детей Иова, казни Иоанна Крестителя или апостола Иакова.

На эти вопросы мы получим ответы, когда Тот, Кто распоряжается судьбами всех людей, пригласит нас в установленном Им Царстве к отрытому и откровенному разговору. Тогда мы узнаем, почему многое в нашей жизни приняло именно такой оборот.

Где был Бог?

Веру в Бога я не терял никогда. Суровые испытания в период моего пребывания в лагере наводили меня иногда на мысль, что Господь допустил всё это для торжества справедливости, поскольку я в молодые годы всё же пытался жить в определённой независимости от Него.

Безусловно, испытания способны подорвать нашу веру. Однако Бог допускает их с одной лишь целью — укрепить её, сделать нас сильнее.

Я расскажу о встрече, которая стала переломным моментом в моей жизни. Дело было ещё в лагере.

Оказавшись в ситуации, когда не было никакой уверенности в завтрашнем дне, я начал осознавать, что в один из дней могу не просто умереть: я могу погибнуть навсегда. И никогда уже не смогу жить, не смогу увидеть маму, родных и близких.

Тогда я обратился к Господу с просьбой устроить встречу с человеком, который помог бы мне обрести спасение от пугавшей меня вечной погибели. Я понимал, что прошу о чём-то невозможном, и вскоре забыл о той молитве. Я уже не надеялся и не ждал чуда. Однако Бог не забыл. Он не просто услышал. По Его провидению один из осуждённых за веру, Фердинанд Войшвилло из города Риги, направляется этапом в город Котлас и попадает в наш лагерь, в наш барак, на мои нары. И, знакомясь со мной, расспрашивает меня о вере в Бога. Вот как отвечает на молитву Господь! Бог послал мне верующего адвентиста, который не только словами, но и всем своим образом жизни свидетельствовал, какой удивительный Бог. Его за убеждения, за невыход по субботам на работу сажали в карцер. Но Господь через верующего врача заботился о том, чтобы его вновь выпускали в лагерь.

На свободе

Первую половину моего срока, а именно пять лет я отсидел в Архангельской области и Коми ССР. Вторую половину срока мне пришлось провести в Иркутской области — в лагерях, в которых отбывали свой срок политические заключённые. Когда я вышел на свободу, меня сразу же направили в соседний Красноярский край на вечное поселение.

После моего первого опыта с Богом, то есть встречи с Фердинандом Войшвилло в заключении, Бог распорядился таким образом, что на свободе я работал в одной бригаде с верующим человеком. Он пригласил меня в гости. Его семья окружила меня христианской любовью. Затем, разыскивая тюремного друга, я познакомился ещё с одной христианкой. Из разговора с ней выяснилось, что она исповедует ту же веру, что и мои родители, то есть является адвентисткой седьмого дня. Она меня познакомила с моей будущей супругой. На тот момент совсем ещё юная и очень скромная, Ирма была убеждённой баптисткой, которая заверила меня, что менять направление веры не станет никогда.

Так я стал иногда посещать богослужения евангельских христиан баптистов. Ирма в душе очень надеялась, что я стану тоже последователем этой веры. Но Бог сделал так, что проповедующий на одном из богослужений, по сути, указал путь, по которому нам следует идти. И сделал он это совсем просто. Он процитировал апостола Иоанна: «Кто говорит, что знает Бога, а заповедей Его не соблюдает, тот лжец».

Ирма как обычно, с присущей ей наивностью, стала спрашивать, понравилось ли мне богослужение. На этот раз я не просто отделался поверхностным ответом. Я сказал конкретно: «Проповедник и его проповедь мне очень понравились, особенно та её часть, где он дал очень точную оценку качеству вашей веры». Вот тут наступил переломный момент.

Господь медленно, но уверенно вёл меня, теперь уже вместе с моей супругой, к заветной цели. Он привёл меня в Свою церковь, где соблюдают заповеди Божьи, о которых писал Иоанн. Примечательно то, что я заключил завет с Господом через водное крещение именно в том месте, в котором служили Богу мои родители и даже мои дедушка и бабушка. Дед мой Филипп Филиппович был там когда-то пресвитером. Община в Киргизии, селе Орловка зародилась примерно в 1905 году.

Путь мой к Богу был долгим и тернистым.

Сейчас

Мне сейчас 97 лет. Ещё несколько лет тому назад я ездил на велосипеде. Сегодня я каждый день выбираю время для прогулок. Стараюсь от одного до двух километров в день пройти пешком. Человеку нужен чистый воздух и физические упражнения.

Я считаю себя счастливым человеком. Обидчикам я простил. И это совершенно естественно для христианина. Последователи Иисуса прощают, как и Христос простил тех, кто Его обижал.

Сохраняя обиду, мы усугубляем своё собственное положение. Она заполняет нас, разрушает наш внутренний мир. Освободившись от неё, мы способны даже полюбить своих обидчиков, что соответствует евангельскому принципу об отношении к нашим врагам.

Расскажу это на одном конкретном примере. Когда мы с сыном писали книгу «Пережившие эпоху», мы стояли перед выбором: сообщать ли подлинные имена персонажей, жизнь которых омрачена недружественными деяниями по отношению к нам. Мы долго думали и всё же решили не раскрывать имён антигероев. Во-первых, их дети заслуживают того, чтобы память отцов и матерей не была запятнана. Во-вторых, многие из преследовавших нас были жертвами системы и до конца не осознавали, что творили.

Советы

Жизнь многих сегодня, я не сомневаюсь, состоит из цепи сложных и, казалось бы, безвыходных ситуаций. Что бы я посоветовал тем, кто переживает такой кризис?

  1. Помолиться. Молитва ― это как звонок близкому другу, который вас выслушает, утешит, даст совет.
  2. Ответ от Господа придёт непременно и вовремя. Необходимо набраться терпения, надеяться и ждать.
  3. Благодаря пережитому мы приобретаем новый опыт, который поможет нам не отчаиваться, когда подобное случится вновь.
  4. Со временем становится понятно, почему Бог позволяет переживать сложные ситуации в жизни. Они укрепляют не только нашу веру. Благодаря пережитому мы способны помочь другим.

Давид Давидович Гомер

Скачать книгу “Пережившие ЭПОХУ”