Капитан и юнга

590

“Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную” (Иоанна 3:16)
Капитан Браун жил во времена парусных кораблей. Его великолепное судно было одним из самых красивых в торговом флоте. Капитан обошел под парусом весь свет, а его личная отвага и железная дисциплина вошли в поговорку. Команду капитан подобрал себе под стать: это была лихая и острая на язык компания, которая ничего на свете не боялась. Тот, кто хотел идти в море с капитаном Брауном, должен был быть отчаянным малым, – иначе он на борту не задерживался.

С годами капитан не утратил своего бесстрашия, но злые языки утверждали, что он сильно сдал и пора его списать на берег. Правда, говорить об этом старались украдкой: старый морской волк выкинул бы за борт всякого, у кого хватило бы смелости сказать об отставке ему в лицо!

В один прекрасный солнечный день его судно «Золотой орёл» покинуло порт и вышло в Атлантику. При попутном ветре оно скоро должно было достичь берегов Америки. «Может быть, я покажусь там американским докторам, – думал капитан, – по правде говоря, чувствую я себя неважно. А может быть, я просто слишком долго пробыл на берегу, и теперь морской воздух поправит дело».

Но этого не произошло. Несколько дней спустя капитан обнаружил, что не может прежним зычным голосом отдавать команды: ему не хватало дыхания. А когда, забираясь на мачту, он вдруг почувствовал сильное головокружение, то решил больше не рисковать. Закрывшись в своей каюте, он послал за старшим помощником.
– Вы возьмёте на себя командование на один-два дня, – проворчал Браун. – Ужасный бронхит! Ничего, морской ветер живо поставит меня на ноги.

Но в ту ночь он скверно спал, и наутро пришёл корабельный доктор, чтобы осмотреть больного. Он велел капитану отдохнуть несколько дней и пообещал ему скорое выздоровление.

Но, выйдя из каюты, доктор покачал головой:
– Не думаю, что старик дотянет до берега. У него ужасные хрипы в груди – это, несомненно, воспаление лёгких. Впрочем, ему легче будет умереть в море, чем на берегу.

Капитан Браун, лёжа у себя в каюте, сознавал столь же ясно, что морской воздух ему не поможет. Это его не слишком заботило – он всегда мечтал умереть в море. Но раньше он был крепким молодцом, циником и любителем выпить, а кто он теперь?
Впервые за много лет капитан задумался над тем, что его ожидает. Если Бог существует, то уж он-то, старый грешник Браун, с Ним точно не встретится. Капитан забеспокоился: если бы он был на берегу, то мог бы отправиться в церковь или послать за пастором. Но здесь, на судне у него не было даже Библии. В прежние времена Браун, увидев Библию в руках у своего матроса, швырнул бы её в море!
К вечеру состояние капитана ухудшилось. Когда старший помощник явился к нему за приказаниями, капитан резко спросил его:

– У кого-нибудь на судне есть Библия?
Старший помощник в изумлении уставился на капитана. «Старик бредит!» – подумал он.

Капитан чуть приподнялся на подушках.
– Я спрашиваю, есть ли у кого-нибудь на судне Библия?- раздражённо повторил он, задыхаясь. – Вы можете дать мне прямой ответ на прямой вопрос?

– Н-н-нет, сэр. Думаю, что нет, – запинаясь, выговорил старший помощник. – Если вы хотите, сэр, я пойду, спрошу.
– Идите! – устало произнес Браун.

Когда команда услышала, что капитан потребовал Библию, все очень развеселились. Но старшему помощнику было не до смеха – он боялся, что капитан разгневается.

– Погодите-ка! – промолвил он. – У нас есть новый юнга, Джо Прескотт. Я видел его внизу, он сидит на своей койке и что-то читает. Паренёк ещё совсем зелёный, но работает неплохо… Приведите его! – распорядился старший помощник.

Мгновение спустя юнга Джо Прескотт, самый молодой член экипажа, стоял перед помощником капитана, замирая от волнения.

– Джо Прескотт?
– Да, сэр.
– Я слышал, ты что-то читаешь, сидя внизу?
– Только после того, как выполню свою работу, сэр.
– Что ты читаешь?
– Библию, сэр.
-Понятно. Так вот, сбегай-ка за своей Библией и доставь её в каюту капитана. Скажи, это я послал тебя. Ну, живо.

Лицо юнги побелело. Он ужасно боялся капитана, но ничего не поделаешь, надо было исполнять приказ. Однако даже больше, чем капитана, он боялся, что у него отберут его Библию.

Джо промчался по палубе, прижимая к себе драгоценную книгу, и постучал в дверь каюты. Но в ответ он не услышал раскатистого баса, как обычно. Это был слабый, еле слышный голос. Когда Джо вошёл, он едва смог узнать своего капитана – измождённый старик, лежащий на постели, был лишь бледной тенью, отдалённо напоминающей грозного капитана Брауна. Стоя перед ним в ожидании, Джо почувствовал, как страх в его душе сменяется острой жалостью.

– Кто ты?
– Юнга Джо Прескотт, сэр.
– Кто велел тебе прийти?
– Старший помощник, сэр. Он приказал мне принести Библию.
-Ах да, Библия! – в измученном голосе капитана послышалось нетерпение. – Присядь-ка, малыш. Я сам не могу читать, какой-то туман перед глазами… Почитай мне что-нибудь из Библии.

Джо, очень взволнованный, открыл Библию, он понял, как тяжело болен капитан. Наконец он нашёл третью главу Евангелия от Иоанна, в которой рассказывается о Никодиме, мечтавшем войти в Царствие Божие. Юнга читал медленно и отчётливо, но глаза капитана были закрыты, и трудно было понять, слышит ли он что-нибудь. Дойдя до шестнадцатого стиха, Джо прочитал его очень медленно: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

Капитан открыл глаза и пристально посмотрел на Джо. Юнга отважился обратиться к нему:
– Пожалуйста, сэр, позвольте мне прочитать этот стих так, как мне велела читать его моя матушка!
– Читай, как тебе вздумается, малыш, – ответил капитан. – Но поторапливайся! У нас очень мало времени.

Тогда Джо прочитал шестнадцатый стих заново: «Ибо так возлюбил Бог Джо Прескотта, что отдал Сына Своего Единородного, дабы Джо, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

Капитан повернулся к мальчику, пристально глядя на него. Дыхание его было тяжёлым и прерывистым.
-Прочитай это ещё раз, малыш, – прошептал он, – прочитай ещё… И вставь туда имя твоего капитана.

И Джо прочитал этот стих в третий раз: «Ибо так возлюбил Бог капитана Брауна, что отдал Сына Своего Единородного, дабы капитан Браун, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».
-Да, это то, что мне нужно, – прошептал старый Браун. – Это и есть мой маяк… Это и приведёт в порт.

И когда Джо Прескотт выскользнул из каюты, пряча под тельняшкой драгоценную Библию, капитан Браун обратил свое лицо к небесной гавани.

Бог снизошёл к нам в личности Христа и умер, заплатив за грехи мира, а затем воскрес, чтобы быть нашим Спасителем и Другом.

Если ты придёшь к Нему со СВОИМИ грехами и уверуешь в Него как в ТВОЕГО Спасителя и Друга, ТЫ будешь иметь жизнь вечную.

Патрисия Джон