Менеджер по продажам

35

Андрей попросил Бога стать его менеджером по продажам. И вот что из этого вышло…

Не помню уже почему, но случилось мне как-то в начале 2000-х открыть бизнес по пошиву женских сумок. Как-то всё сложилось: посчастливилось познакомиться с двумя замечательными братьями-двойняшками из Молдавии. Они были отличными специалистами своего дела — от дизайна и раскроя до пошива. А почему бы и не женские сумочки? Времена смутные, семью кормить как-то надо. Помолившись и не ощутив видимых преград, мы отправились вместе с одним из братьев в славный город Кишинёв.

Тысяча километров — немного, но на них — три границы и шесть таможенных постов. Оно того стоит! Кишинёв — замечательный город. Прекрасный климат. Забрали второго брата, швейное оборудование и, немного погостив, отправились обратно. Я никогда не начинал серьёзный бизнес, пока не был убеждён в том, что тот продукт, который я задумал, действительно кому-то нужен. Буквально «на коленях» ребята собрали нужный образец сумки, и я повёз его в Москву на Черкизовский рынок. В конце 90-х именно это место было пупом торговли на земле российской.

Приехал, договорился с покупателем восточной национальности. Конечно, никаких договоров не было (рынок ведь). «А, — подумал я, — точек много. Даже если откажется, продадим где-то рядом». Запустили производство, начали шить сумки. Но Кто-то мне подсказывал, что за продажу нашего товара надо очень серьёзно молиться. Вместе со своей родной сестрёнкой — неизменным спутником во всех моих приключениях — я просил Бога о том, чтобы Он Сам продал наш товар, выступив в качестве менеджера по продажам. Мы умоляли Его об этом всё время, пока шёл процесс производства.

Настал день, когда мы всё произведённое упаковали, погрузили в машину и поехали. Благополучно добравшись до рынка, ещё раз помолившись, взяли образец, выписанные накладные и отправились к «лицу восточной национальности». Он посмотрел на нас, на сумку и говорит: «Нэнада». Качество было такое же или даже лучше того, что он продавал, почему это «нэнада», он так и не объяснил. Ну, хорошо: «нэнада», так «нэнада». Найдём, кому надо. Возвращаемся к машине — меня прошибает холодный пот: машина пустая. Осталось штук 10 сумок из более чем 150. Украли! Возможно, следили — вскрыли машину, пока мы ходили. Долги. Зарплата не выплачена. В голове пронеслось множество чёрных мыслей и одна чуть светленькая: мы же молились! Это что такое? Такой ответ на молитву?!

Мы с Галиной встали прямо на дороге среди потока людей, склонили головы и молились о том, чтобы… Да я толком и не знал, о чём молиться. Сумок нет, денег нет. В общем, помолились, представив всё Богу. Открываем глаза — идёт человек из охраны рынка. Обрисовываем ему нашу ситуацию. Он показывает нам направление — рядом отдел милиции. «Мы, — говорит, — здесь только рынок охраняем, а с такими случаями только милиция разбирается». Идём в отдел, объясняем ситуацию. Следующие часа 3 – 4 проходят у нас в письменных заявлениях-объяснениях нашей «пикантной» ситуации.

Сначала показания брала девушка-оперативник, лейтенант. Она долго и подробно нас опрашивала, что и как произошло. В конце концов, когда всё было завершено, я спросил её: «А какая у вас раскрываемость подобных преступлений?» Ничего не сказала «золотая рыбка», лишь на меня посмотрела так, что я почувствовал себя представителем инопланетной цивилизации, совершенно ничего не знающей о жизни здесь, на Земле. Почему-то мне стало совсем плохо. Последние лучики надежды пропали.

Но вот пришёл ещё один сотрудник — крепкого телосложения и средних лет: «Закончили?» Оперативник, пробежав ещё раз глазами по всем документам, посмотрел на меня: «Ну чё, всё, давай дуй на рынок. Ищи свои сумки. Я что ли их тебе искать буду? Найдёшь — позвони. Вот номер».

Нарисовался путь, что делать дальше. Черкизовский — это квадратные километры. Иголку в стоге сена проще найти! Молимся снова. Ищем, молимся и ищем. Смотрю, бежит ко мне Галина. Глаза круглые. Нашла! Идём в этот контейнер. «Лицо восточной национальности», но не то, с которым мы договаривались о продаже, другое. Спрашиваем, указывая на наши сумочки: «А это сколько стоит?» Цена внушительная, явно не оптовая. Переглянулись, позвонили нашему оперативнику. Минут через тридцать он приехал в компании с несколькими сотрудниками, опечатали контейнер, забрали наши сумки и снова потащили нас в отдел.

Картина интересная: посреди коридора в участке — гора наших распакованных сумок, мы с сестрёнкой, уже немного воспрянувшие духом, «лицо восточной национальности», вдруг попавшее под репрессии. Конечно, он не в курсе был, откуда это на его голову свалилось. Взял сумки у перекупа. И вдруг! В это самое время в отдел приходит тот самый перекуп-вор по каким-то делам. Наш торговец оживился: «Так вот он мне и продал эти самые сумки утром». Перекуп не успел бровью повести, как оказался пристёгнутым к батарее наручниками. Торговец шепчет нам: «Заберите, пожалуйста, заявление. Я выкуплю у вас все эти сумки».

Через час мы уже ехали домой с наличными, кучей впечатлений от первой продажи и вспоминали, как молились, о чём просили Бога и как Он удивительным образом ответил. Как мы славили Его! Если в нашей жизни что-то пошло не так, то однозначно стоит обратиться к Богу, чтобы Он выправил, помог. Он не оставит.

Андрей Беланов