Можно ли сердцу приказать, как верить?

901
Христианская Русь

Христианская РусьКогда сегодня звучат речи о том, что Русь всегда свято хранила православную веру, за этими словами скрывается драматическое положение со свободой совести в Российской империи XIX века. За лозунгом «самодержавие, православие, народность» скрывалось абсолютное неприятие всякой иной веры, кроме православной. Но чем же достигалось господствующее положение Православной церкви?

Тем, прежде всего, что она была возведена в ранг государственной. Государство поддерживало Православную церковь материально и законодательно. Жители Российской империи принуждались к православной вере жёсткими полицейскими мерами и сильнейшим давлением властей.

Уложение о наказаниях и Устав о предупреждении и пресечении преступлений содержали около 40 статей, направленных против «совратителей», т.е. тех, кто занимался миссионерской деятельностью. Так, например, миссионера, который проповедовал православному, лишали всех прав, состояния и ссылали в Сибирь или на Кавказ. Такому наказанию подвергли, например, адвентистского проповедника Феофила Бабиенко. Нельзя было проповедовать даже своим жёнам или мужьям, даже детям (если хотя бы кто-то из родителей был крещён в православную веру). Подвергались преследованию не только «совратители», но также и те, кто не препятствовал их намерениям. Так, в ст. 192 говорилось: «Кто, зная, что жена его или дети, или другие лица, за коими ему предоставлено законом наблюдение и попечение, намерены отступить от православного вероисповедания, не будет стараться отклонить их от сего намерения и не примет никаких зависящих от него по закону мер для воспрепятствования исполнению онаго, тот за сие приговаривается: к аресту от трёх дней до трёх месяцев и сверх того, если он православный, передаётся церковному покаянию» (Свод законов Российской империи. Т. 14. Ст. 47. – СПб., 1897). Обязаны были доносить начальству о религиозных взглядах человека и так называемые посторонние свидетели. Ст. 56 предписывала рождённым и воспитанным в православной вере «русским людям», живущим с новокрещёными в одних деревнях, «наблюдать за поступками новокрещёных».

Право перехода в протестантизм было предусмотрено только для лиц, принадлежавших к церкви той же, что и протестанты, правовой категории вероисповеданий, либо «менее терпимой», и только с разрешения гражданского начальства. Так, к примеру, протестантом мог стать иудей, магометанин (мусульманин), буддист. Закон регулировал также, из каких именно нехристианских и в какие христианские исповедания и на каких условиях могли происходить обращения.

Брак православного и протестанта мог быть заключён только на определённых государственным законом условиях. Например, обряд бракосочетания мог совершать только православный священник и лишь в православной церкви. Во время заключения брака жених и невеста давали священнику подписку о том, что неправославный супруг не будет склонять православного к отказу от своей веры, иными словами, запрещалась проповедь своему супругу.

Дети, рождённые в смешанном браке, должны были воспитываться только по правилам православной веры. Даже в случае смерти православного супруга неправославный всё равно должен был придерживаться этого правила. Дети, вероисповедание родителей которых было неизвестно, обязаны были креститься по православному обряду и считались православными, даже если воспитывались лицами другого вероисповедания.

Российское законодательство не признавало свободы вероисповедания, поскольку рассматривало веру как часть национальной политики, каковая была исключительно государственной прерогативой. В России не признавалось право личности на религиозное самоопределение, религия использовалась для решения чисто политических задач. Государство вмешивалось во внутрицерковную деятельность конфессий на их канонических территориях, поддерживая при этом только Православную церковь.

Когда же протестанты в России станут своими?

Исходя из вышесказанного, остаётся только восхищаться той жаждой правды, которую питали тысячи русских людей, обращаясь в протестантизм в те времена. Невзирая на ограничения, к концу XIX века Россия становится многоконфессиональной страной. Подданные российского императора исповедуют католицизм, протестантизм, ислам, буддизм, иудаизм и многие другие религии. В конце XIX века число православных в Российской империи составляло чуть больше половины всего населения России (72 из 125 млн) (Смолич И.К. История Русской церкви. – Т. 1. – М., 1996. – С. 28).

С удивлением мы обнаруживаем факт, что количество протестантов в начале XX века достигло 3 млн (на 125 млн населения) (Трофимчук Н.А. История религий в России. – М.: Изд-во РАГС, 2001. – С. 582). Цифра, втрое превышающая количество протестантов в современной России! И это были самые передовые и деятельные люди своего времени, внёсшие серьёзный вклад в развитие экономики, культуры и науки страны.

Перед лицом столь убедительных фактов трудно спорить с известным российским исследователем истории протестантизма Н.А. Трофимчуком, написавшим: «Бросая взгляд вглубь российской истории и зная о том, что протестантские церкви и объединения занимают сейчас второе по количеству общин и третье по числу приверженцев место в многокрасочной конфессиональной картине нашей страны, следует признать, что, хотя протестантизм в России — явление, несомненно, более молодое, чем православие или ислам, и в основном привнесённое с Запада, и что его вклад в строительство русской культуры и государственности, конечно, несоизмерим с вкладом и исторической ролью православия, тем не менее, это направление существует в России как минимум 400 – 450 лет, и было бы ошибкой ставить его вне российской культуры и российской традиции».

Мы, российские протестанты, можем по праву гордиться своей многовековой историей. Россия всегда была и останется многоконфессиональной страной, в которой протестанты — не гости, а полноправные граждане, внёсшие и продолжающие вносить немалый вклад в строительство гражданского общества и утверждающие в нём евангельские идеалы добра и справедливости. Только ощущая себя частью российского народа, разделяя с ним его нужды и заботы, мы сможем выполнить ту миссию, которую поручил нам Иисус Христос.

Олег Гончаров, пастор, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации

Хочу пожелать всем читателям быть настоящими верующими людьми. Это не просто в нашем мире. Нужно уметь отстаивать принципы своей веры и при этом строить добрые отношения с различными людьми в этом мире и даже своими врагами. Помощью для верующих могут стать истории библейских героев веры: Авраама, Давида, Даниила, Есфири, апостола Павла и многих других, которые имели непосредственное отношение к власти в обществе и при этом сохраняли верность Господу.

Газета «Сокрытое Сокровище» №12 (200) декабрь 2013 г.