Надёжная Божья защита

600
Надёжная Божья защита

Господь хранил и защищал Галину с самого рождения. Чудесным образом Он избавил её от смертельной опасности на границе с Ираном.

Я родилась в 1938 году, в Хабаровском крае, на границе с Китаем. Отец — пограничник. Маму отвезли в родильный дом, а обратно её никто не встречал. Она пошла на вокзал, чтобы приехать на поезде. Я была вторым ребёнком, первая тоже была девочка. Я оказалась нежеланной, всё моё детство было испытанием — трудно жить, когда ты не нужен. Мама оставила меня на вокзальной лавке и ушла. Когда я заплакала, люди поняли, в чём дело, сообщили дежурному милиционеру. Он поймал маму, пригрозил. Мы приехали на заставу.

Однажды я приболела, и от меня решили избавиться. Отец — на службе, не интересовался воспитанием. Мама работала поваром в столовой. Она решила меня не кормить, не поить, не пеленать, а когда приходила вечером с работы, проверяла моё дыхание на зеркале (запотело, значит, ещё дышит). Купила одежды для погребения.

Но Господь не допустил уморить меня голодной смертью. Соседка заметила, что меня не кормят (двери домов никогда не закрывались на замок — все свои). Она стала кормить меня картофельным пюре, молоком. На щёчках расцвёл румянец. Я стала ходить на своих ножках. Никем не наблюдаемая, я вышла на улицу, а кругом вековая тайга кишела множеством ядовитых змей. Я увидела змею, свернувшуюся кольцом, подсела к ней и прутиком ударила её. Змея встала на хвост, раскрыла пасть, шипела, а я смеялась. Сколько эта «игра» продолжалась, неизвестно. Шёл служивый человек, увидев такую картину, убил змею и, придя в столовую, рассказал моей маме.

Откуда я всё это узнала? Я слышала, как мама рассказывала эту историю своим подругам.

Надёжная Божья защита

А этот случай я помню очень хорошо. Летом на улице стояла огромная печка, на ней готовили пищу для семей. В жару и духоту налетели тучи комаров и очень мелких мошек, их называли «таёжный гнус». Защититься от них не было возможности. Они разъедали тело до язв, люди очень страдали.

Женщины готовили пищу на улице, закутавшись, как в лютый мороз: ни рук, ни лица не видно. А я ходила в коротенькой белой сорочке, босая, пела песни. Одна женщина обратила на меня внимание и сказала: «Посмотрите на неё, что будет с ней в жизни, на ней нет ни одного комара, ни одной мошки». Ничего не могу сказать, кроме одного — всё это Божье провидение. «Ибо Ангелам Своим заповедает о тебе — охранять тебя на всех путях твоих» (Псалом 90:11).

Окончила я Ленинградский университет, факультет «Поиски и разведка месторождений полезных ископаемых». Прослушала факультативный курс «Поиски и разведка урановых месторождений». По окончании получила распределение на работу в Туркмению. Там я попала в поисковый отряд — в пустыню Кара-Кум, где была проведена аэро-гамма съёмка, целью которой было обнаружение радиоактивных пород, т.е. урановых руд. Отряд быстро пополнялся молодыми специалистами-геологами, но на поиск урановой руды выбрали меня.

Я получила план аэро-гамма съёмки, совершенно секретную топографическую основу, т.е. планшеты, карты местности, компас, прибор РПП — радиоактивный прибор для замера пород в горных выработках (шурфах, канавах). РПП был большим и тяжёлым, укреплялся на груди. В помощь мне дали группу горных рабочих-туркменов.

Работа увлекла, первые поиски увенчались успехом, заложено к разработке много шурфов и канав. Шурф — вертикальная горная выработка (как колодец), служит для поиска и разведки полезных ископаемых. Канава — проходит по склону горы, она закладывается для вскрытия руды.

Моя группа находилась недалеко от границы с Ираном. Среди рабочих оказался  осведомитель иранских басмачей. Им было передано, что русская из Ленинграда приехала и нашла уран. Группа басмачей, нарушив границу, пробралась к месту работ. Рабочим приказано было молчать, более того, им поручили при удобном случае убить меня. Я же ничего не знала об этом и старалась поддерживать добрые отношения с членами группы,  никогда не разговаривала с ними командным тоном, а, видя их тяжёлую работу, готовила им ужин.

В тот день я подошла к шурфу глубиной 16 м. Обычно я подходила к самому краю шурфа, но в тот раз почему-то не подошла, а остановилась за отвалами, которые представляли собой целую гору извлечённых пород. В тот момент вступила Божья защита. Взглянула на рабочих — они стояли в сильном напряжении. Конечно, я ничего не знала, но Кто-то управлял мною. Начальствующим тоном я приказала: «Продолжайте проходку, вы ещё не пересекли рудного горизонта». Хотя руда уже была, я наступила на огромную глыбу руды, которая находилась под моими ногами. Позже я узнала, что заговорщикам был дан приказ столкнуть меня в шурф. Вот почему мой дорогой Иисус Христос не допустил подойти близко.

Затем я повернулась и пошла на другую выработку-канаву, она была готова, только провести документацию и прочие процедуры. Рабочих там не было. Канава длинной 104 м шла по довольно крутому склону. Я начала снизу делать замеры прибором РПП: нужно через 15 см измерить две стенки и дно канавы — ювелирная работа, плюс палящий зной, температура в тени доходила +52 – 55°С. Вдруг я подняла глаза к вершине канавы и увидела человека огромного роста. На голове зелёная чалма, мощная шея, мощные, огромные руки. Короткие бриджи подчёркивали мощные, как столбы, ноги. На широком кожаном поясе висел кинжал в ножнах, меч около 0,5 м, пистолет. Я стояла внизу канавы во весь рост. Вдруг до моего сознания дошли слова: «Присядь, спрячься». Легла, свернувшись в комочек, и наблюдала за ним. Он, прикрыв рукой глаза от солнца, глядел по сторонам вдаль, а вниз по склону ему было не дано смотреть, т.к. здесь стоял Тот, Кто защищает невинных — Спаситель Господь Иисус. Человек исчез из поля зрения, но в моё сознание проникли слова: «Не шевелиться, не показываться, ждать».

Солнце стояло высоко и жгло неумолимо. Я осторожно отстегнула крепёж РПП и засыпала прибор. Сгустились сумерки. Мучимая сильной жаждой, ослабленная, я выбралась из канавы. Кромешная тьма, горы, опасный путь. Страха не было! Мыслей, как мне идти — не было! Мой Господь вывел меня прямо на палатки. Вошла в свою палатку, села. Мыслей никаких. Услышала приближающиеся шаги — двое рабочих предупредили: «Надо уходить, опасно». Оказывается, на высоты были поставлены члены банды с биноклями, которые высматривали меня.

Во втором часу ночи мы достигли своей базы. Попав в полосу света от костров, мы услышали радостные удивлённые возгласы: «Смотрите, они живы!» Нас накормили и напоили чаем. А затем меня повели на допрос как предателя советской власти: почему я осталась жива? Значит, пошла с врагами на компромисс. Оказывается, в г. Ашхабад, в органы КГБ пришла срочная радиограмма: басмачи нарушили границу и углубились на нашу территорию. Срочно вылетел самолёт, на борту которого было 6 сотрудников КГБ. Со мной говорил человек, облечённый властью — «убить или помиловать». А я, девчонка, 21 год, только что осознала, что вокруг меня был заговор сильнейших врагов. Сотрудник КГБ грубыми словами, криком требовал от меня объяснений. На вопрос: «Где прибор?», я объяснила, что я попав в непонятную для меня ситуацию, сняла прибор и засыпала породами в канаве. Также, когда лежала в канаве, я осторожно, буквально по сантиметру, пробралась в свою полевую сумку, вынула карты и заложила в нижнее бельё. Достала, передала ему, он побежал к начальнику, посмотрели в журнале регистрации материалов, номера совпали. На этом допрос окончился.

Начался другой разговор: «Вы достойны государственной награды, вы совершили героический поступок, вы сохранили секреты Родины. Мы предлагаем вам вступить в коммунистическую партию». Я вежливо сказала, что я только начинаю служить Родине и ещё ничего достойного не сделала, но буду стараться, а сейчас считаю себя недостойной этой великой чести. Больше на эту тему со мной не говорили, но записали меня в свои картотеки и всю жизнь посылали в ответственные экспедиции, в которых Господь также был со мной.

Сейчас я знаю, что со мной всегда был мой Защитник, Спаситель — Иисус Христос!

Галина Самаркина,
г. Петрозаводск, Карелия

Газета «Сокрытое Сокровище» № 3 (203) март 2014 г.