Попутчики

536

В советские времена молодежь воспитывалась в безбожии. На верующих смотрели, как на сумасшедших. Основная масса людей отвергала Бога, противилась Ему. Таким же был и я.

И вот, в 1987 году я совершил преступление, и суд приговорил меня к 8 годам лишения свободы. Я понемногу стал задумываться о Боге, но веры у меня еще не было. Однако я все чаще вспоминал знакомых мне верующих людей, среди которых были и мои сверстники. Когда их постигало какое-нибудь большое несчастье, с каким терпением и верой в Бога они его переносили! Кто им давал эти силы, такое терпение? «С Богом все возможно», – говорили они, но я этого еще не понимал.

И вот, после освобождения со мной случился такой случай. Поехал я на поезде из Архангельской области в Вологду. Рядом со мной в купе ехала 16-летняя девочка. Место ее было на верхней полке. Кроме меня и ее в купе ехало еще 2 человека. У меня с собой был небольшой магнитофон с наушниками, а у этой девочки был плеер. Когда поезд отошел от Архангельска, и каждый разобрался со своими вещами, пассажиры стали заниматься своими делами. А девочка легла не верхнюю полку, надела наушники и стала слушать свои записи на кассетах. Когда я это увидел, то у меня возникло желание попросить у нее какую-либо кассету. Она, ничего не сказав, выбрала одну и дала мне. Я поставил ее кассету в магнитофон, надел наушники и с большим нетерпением нажал кнопку прослушивания. С первых же услышанных слов я пришел в полное замешательство. На этой кассете были записи молитв и псалмов. Придя в себя от такого разочарования, я, не показывая ей своего недоумения, попросил у нее другую кассету. Она с таким же спокойствием дала мне следующую. И, когда я ее включил, сначала услышал мелодию, которая мне сразу понравилась, так как такой музыки я еще никогда не слышал. Эта мелодия звучала примерно секунд 30, а затем запел детский голос. И этот голос, сливаясь с музыкой, казался совершенно неземным. Когда я стал вникать в смысл слов этой песни, я не выдержал и заплакал, мою душу разрывало на части. Я был как завороженный, не мог сдвинуться с места, пока не кончилась эта запись. Вы, наверное, зададитесь вопросом, что это было? Это было церковное песнопение. Эта мелодия, этот неземной детский голос и глубокий душевный смысл этой песни подтолкнули меня поговорить с этой девочкой, так как я понял, что она верует в Бога. И вот, отдавая ей кассету, со слезами на глазах я попросил ее пойти со мной в тамбур, чтобы уединиться для разговора, если, конечно, она не побоится. Она ехала одна, и ей было всего 16 лет, а мне 33 года. Но я ей дал понять, что разговор у меня с ней будет о вере в Бога. После моей просьбы она взяла в руки Псалтырь и сказала мне, чтобы я шел в тамбур, и если она через 5 минут не придет, чтоб я шел обратно. Находясь в тамбуре эти пять минут, я все не мог успокоиться и плакал, вспоминая тот текст песни, его смысл и этот детский голос. Но вот, пришла та девочка, держа в своей руке Псалтырь, и я, немного успокоившись, задал ей вопросы. По-настоящему ли она верит в Бога? Если да, то что ее привело к Богу, и на чем она основывает свою веру?

Ее рассказ был таким. Когда ей было 10 лет, у нее в автокатастрофе погибли отец, мать и младший братишка. Она осталась жить с бабушкой. Когда ей исполнилось 12 лет, бабушка  очень сильно заболела и 4 месяца не вставала с кровати. Настало время, когда врачи сказали, что ей осталось жить считанные дни. Тогда бабушка позвала внучку и сказала, чтобы она пошла в церковь и помолилась за нее. И после того, как эта девочка выполнила бабушкино поручение, бабушка через две недели встала на ноги и в настоящее время все еще жива.

После этой беседы у меня все внутри перевернулось. Я возненавидел себя, возненавидел за то, что у меня было совершено множество преступлений, на душе не было покоя. Я знал, что мне надо было идти в милицию и во всем признаться. Но боялся, понимал, что мне за мои преступления будет назначена высшая мера наказания. Однако долго ждать не пришлось. Уже совсем отчаявшись, я вновь совершил преступление и, осознав то, что мне просто необходимо остановиться, и вспомнив разговор с девочкой, я сказал пострадавшим, чтобы они заявили в милицию: я буду находиться дома.

В тот же день, в 9 часов вечера за мной приехали. В милиции я рассказал обо всех своих преступлениях, после чего моя душа стала немного успокаиваться.

Сейчас я отбываю пожизненное заключение, верю в Господа Иисуса Христа и изучаю Библию.

Алексей Часовенный, Мордовия, п. Сосновка