25 ноября — Всемирный день матери

Выйдя замуж, Алевтина никак не могла забеременеть. Она прошла два курса гормональной терапии, ходила и к гадалке, и к бабушке-травнице, но ничего не помогало.

— Когда муж узнал о том, что вы не можете иметь детей, какова была его реакция?

— Когда после осмотра УЗИ врач написал диагноз «гипоплазия матки», я поняла, что родить уже не смогу. Перед сном я готовилась к разговору с мужем. Я со слезами рассказала ему обо всём, что пережила и сказала: «Детей у нас не будет. Давай разведёмся. Найди себе другую женщину. Годы идут». Тогда ему было 34 года.

Володя долго молчал, а потом сказал: «Мне не надо другую жену, у меня есть ты. Ты вылечишься, и у нас будут дети». Он сказал это так, что я поверила ему. У меня было чувство, что Сам Бог вложил в его уста эти слова, хотя я и не была на тот момент верующим человеком.

— Вы обрели веру позже? Как это произошло?

— Мы всей семьёй встретили новый 1991 год. 2 января ко мне пришла моя знакомая, которая каждый раз рассказывала мне о Боге и молилась. Она рассказала, что когда шла ко мне, говорила с Богом: «Господи, сколько времени я хожу сюда? Сколько можно одно и то же говорить? Вот сейчас, если дверь в подъезде открыта, я зайду. Если закрыта — больше я ей говорить о Тебе не буду». Дверь в подъезде оказалась открыта! Она зашла. Мы поздравили друг друга, пожелали всего самого лучшего, попили чай, и она говорит: «Аля, давай помолимся!» Я думаю: «Хорошо, пусть молится, если хочет. Надо проявить уважение к человеку». Мы встали на колени: я, муж, моя мама и Надя. Она молилась, а я даже не вникала в слова молитвы. Мне было всё равно. Мы ещё немного пообщались, и она ушла.

На следующий день я проснулась с чувством дискомфорта. Пошла в ванную. Оказалось, наступила менструация. Надо сказать, что после первого года замужества у меня прекратились месячные, что и стало причиной моего обращения к врачам. А затем уже последовало долгое лечение. Я подождала ещё один месяц. Всё повторилось. Я стала думать надо ли мне ехать ли Москву на запланированное обследование и лечение?

После той молитвы я в первую же субботу пошла в церковь, и в дальнейшем регулярно посещала богослужения. Теперь уже я сама обращалась к Богу в молитве. Я просила Его помочь мне определиться с поездкой. Ответ я получила через одну женщину с работы: «Ты съезди, если всё нормально, тебя отпустят». Я помолилась и поехала. По дороге моим попутчиком оказался мужчина, который представился колдуном. Мне было неприятно рядом с ним, ведь всё, что он говорил обо мне, было правдой. Я стала усиленно молиться про себя, и сразу после молитвы он стал говорить не то, что было в действительности в моей жизни. Его это злило, как и то, что я читала Библию. А я поняла, что Бог со мной, Он слышит меня. Это укрепило мою веру.

— Всё, что Бог допустил в дальнейшем, также укрепляло вашу веру в Него?

— Да. В институте эндокринологии меня ожидали три недели обследований и операция. Когда врач-анестезиолог сделал наркоз, я молилась, прося Бога не проснуться во время операции, но проснуться после неё, просила руководить руками хирургов, и чтобы всё было хорошо. Всё так и случилось. В тот день операцию делали ещё двум девушкам. У одной лопнули швы после операции, у другой начался воспалительный процесс. У меня же было всё нормально.

Перед выпиской врач пояснил: «Наша задача, чтобы вы в первые полгода забеременели. Если этого не произойдёт — приезжайте вновь на дальнейшее лечение».

В марте меня выписали. В мае ко мне приходит Надя и говорит: «Меня постоянно преследует мысль: “Иди к Але, скажи ей, что она в этом году не забеременеет”». Я приняла эту новость спокойно. А в январе следующего года врач подтвердил беременность. Но в феврале я простыла и заболела. Терапевт назначила антибиотики, заверив, что вреда ребёнку не будет. Однако на очередном обследовании УЗИ я услышала слова: «Очертания головы неясны». На шестом месяце врач сказал: «Надо прерывать беременность». Я плакала и долго не могла успокоиться. Надо было подписать документы, что я согласна прервать беременность, но как я могу дать согласие на убийство своего ребёнка? Я всё время плакала и молилась, спрашивая у Бога: «Что мне делать?»

В роддоме врач сообщил: «В вашем случае подписывать ничего не надо. По медицинским показаниям мы даже не спрашиваем разрешения на прерывание беременности». Я поняла, что это был ответ на мою молитву, и смирилась.

Через трое суток после того, как мне ввели препарат, вызывающий роды, я родила мальчика. Врач осмотрел его и сказал: «Хорошо, что прервали беременность. У ребёнка отсутствует мозг». По результатам гистологии в морге мне сообщили, что причин, вызвавших патологию, не обнаружили. Врачи объяснили это случайностью, но я подозреваю, что причиной могли послужить лечение антибиотиками на раннем сроке беременности.

— Как вы пережили эту трагедию? Что помогло не ожесточиться и сохранить веру в Бога?

— Очень трудно было бы это пережить без Бога. Но я читала книгу Иова, который претерпел много горя, будучи праведен и свят. Он заболел проказой, потерял всех своих детей и имущество в одночасье. А кто я? Меня поразили слова Иова: «Господь дал, Господь и взял» (Иова 1:21). И я также сказала Богу: «Господи, Ты мне дал, Ты и взял». Я стала молиться: «Господи, я благодарна Тебе за то, что Ты показал мне, что я могу стать мамой, и я буду мамой. Я знаю, что Ты мне дашь ребёнка». Это было в июне. А в январе я снова забеременела и родила дочку, а через несколько лет ещё одну дочку.

Я очень благодарна своему мужу за то, что он не отказался от меня, за то, что нашёл такие слова, которые помогли мне поверить, что мы всё преодолеем.

— Какой совет вы дадите тем, кто испытывает кризис в своей жизни?

— Надо довериться полностью Богу и принимать любое Его решение. Если у кого-то из читателей получилось так, как и в моём случае, молитесь и спрашивайте Бога, что делать. Он действует всегда во благо человеку.

Беседовала Людмила Яблочкина