Кузнецов Михаил Григорьевич

Эта удивительная история произошла с моим отцом, Кузнецовым Михаилом Григорьевичем. Однажды он по радио слушал передачу о войне «Никто не забыт и ничто не забыто» и услышал номер своей подводной лодки «Щуки» и имя моряка-поэта, который был на судне во время войны. Ведущий сообщил в этой передаче, что подняли эту субмарину со дна Балтийского моря, и в ней не хватало трёх человек из экипажа. Отец вспомнил всё, заново пережил эти события и потом рассказал нам, своим детям, о судьбе этих трёх моряков.

Моя бабушка Кузнецова Клавдия Васильевна из глубоко верующей семьи. Она часто молилась за свою семью, чтобы все были живы и здоровы. Началась война, мой папа, отслужив срочную службу в морфлоте, сразу же попал на войну и был зачислен на подводную лодку в Балтийском море. Несколько раз их «Щука» ходила на задания и благополучно возвращалась обратно, потопив вражеские суда, но однажды напоролась на вражескую мину. Судно получило серьёзную пробоину, стало наполняться водой, мотор заглох, и они опустились на морское дно. Вот тогда молитвы родительские и свои помогают и спасают. Отец и ещё трое моряков оказались в торпедном отсеке с подводным снаряжением и дверью для выхода наружу. Этот отсек не повредило, и он был герметичен. Моряки стали решать, что им теперь делать. Все четверо выйти из отсека не смогут, т. к. одному надо остаться, чтобы «вытолкнуть» первых, а последнего «выталкивать» некому. Самый старший из их компании сказал, что он останется в лодке, а им, молодым, надо выбираться наружу. У них хватит на это сил. И, если даст Бог, может, подберут свои.

Кузнецов Михаил Григорьевич
Фото из семейного архива

Трое подводников оделись в КИПы — кислородно-изоляционные приборы и по очереди покинули отсек. Всплывать надо было по спасательному фалу, чтобы не было резкого всплытия из глубины на поверхность моря. Подъём был очень тяжёлым. Отец не помнил, как он выбрался из воды и что было дальше. Очнулся он уже на русском корабле. Ему рассказали, что их подобрали живых только двоих, третий был мёртв. Моряков отвезли в Кронштадт в госпиталь. Второй товарищ вскоре там умер.

После недолгого лечения отца направили служить в морскую пехоту в Кронштадте. Он участвовал в прорыве блокады Ленинграда и закончил войну в 1945 г. в Германии. Имел несколько боевых наград: медаль за оборону Ленинграда, за победу над Германией, орден Отечественной войны. Был дважды ранен, но легко: в мизинец на руке и вскользь в колено.

Эта история напоминает, что в любых, даже самых сложных обстоятельствах мы можем доверять Богу и надеяться на Него.

Евгения Васильева,
г. Старая Русса

Газета «Сокрытое Сокровище» № 5 (217) май 2015 г.

  • https://sokrsokr.net/nikto-ne-zabyit-nichto-ne-zabyito/ Никто не забыт, ничто не забыто – Христианская газета "Сокрытое Сокровище"

    […] Эта удивительная история произошла с моим отцом, Кузнецовым Михаилом Григорьевичем. Однажды он по радио слушал передачу о войне «Никто не забыт и ничто не забыто» и услышал номер своей подводной лодки «Щуки» и имя моряка-поэта, который был на судне во время войны. Ведущий сообщил в этой передаче, что подняли эту субмарину со дна Балтийского моря, и в ней не хватало трёх человек из экипажа. Отец вспомнил всё, заново пережил эти события и потом рассказал нам, своим детям, о судьбе этих трёх моряков… читайте далее>> […]

  • http://xn--80aae3dwa.net/nikto-ne-zabyt-nichto-ne-zabyto/ Никто не забыт, ничто не забыто

    […] Эта удивительная история произошла с моим отцом, Кузнецовым Михаилом Григорьевичем. Однажды он по радио слушал передачу о войне «Никто не забыт и ничто не забыто» и услышал номер своей подводной лодки «Щуки» и имя моряка-поэта, который был на судне во время войны. Ведущий сообщил в этой передаче, что подняли эту субмарину со дна Балтийского моря, и в ней не хватало трёх человек из экипажа. Отец вспомнил всё, заново пережил эти события и потом рассказал нам, своим детям, о судьбе этих трёх моряков… читайте далее>> […]