Позволительно ли нам давать подать кесарю

603

Фарисеев всегда раздражало, что римляне заставляли их платить подати. Они считали, что уплата подати противоречит Закону Божьему. Теперь они задумали уловить Иисуса в свои сети. С показной искренностью соглядатаи просили: «Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь, и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?»

Старейшины и священники, слушая справедливые обличения Христа, не могли опровергнуть Его обвинения, но еще больше утвердились в своем намерении найти ошибку в Его словах. С этой целью они послали к Нему своих соглядатаев, «которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя».

Фарисеев всегда раздражало, что римляне заставляли их платить подати. Они считали, что уплата подати противоречит Закону Божьему. Теперь они задумали уловить Иисуса в свои сети. С показной искренностью соглядатаи просили: «Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь, и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?»

Учитель читал их сердца, как открытую книгу, и понял их лицемерие. «Что вы Меня искушаете?», – сказал Он, показав тем самым, что видит их даже тщательно скрываемые намерения. Но еще больше они смутились, когда Он прибавил: «Покажите Мне динарий». Они принесли Ему динарий, и Он спросил их: «Чье на нем изображение и надпись?» Они отвечали: «Кесаревы». Указав на надпись на монете, Иисус сказал: «Итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу».

Посланные ожидали, что Иисус ответит на их вопрос прямо: «да» или «нет». При любом ответе Его можно было уличить: в одном случае – в неверности римским властям, в другом – в нарушении Закона Божьего. Но лаконичный ответ расстроил их планы, и им нечего было сказать.

Христос заявил: если они живут под защитой римской власти, то должны оказывать этой власти поддержку. Но, несмотря на то, что они должны смиренно подчиняться государственным законам, в первую очередь нужно быть верными Богу.

Слова Спасителя «Отдавайте Божие Богу» строго обличали коварных иудеев. Если бы они верно исполняли свои обязанности перед Богом, то никогда не попали бы под власть чужеземцев. Иудеи пожинали плоды своего отступничества от Бога.

Услышав ответ Христа, фарисеи «удивились и, оставив Его, ушли».

Как только фарисеи замолчали, к Нему подошли саддукеи со своими коварными вопросами. Эти две партии ожесточенно враждовали между собой. Саддукеи отвергали предания фарисеев, отрицали существование ангелов, воскресение мертвых и учение о будущей жизни, тесно связанные с возмездием и наградой. Воскресение мертвых было самым главным предметом спора между этими двумя партиями. Саддукеи считали, что жизнь, прерванная на земле, должна продолжаться в вечности, и там все земные связи будут воспроизведены: муж и жена воссоединятся, супружеские отношения восстановятся, и все будет происходить так же, как и до смерти, то есть все слабости и страсти, свойственные этой жизни, будут увековечены и в жизни иной.

Отвечая на их вопрос, Иисус приподнял завесу над будущей жизнью. «В воскресении, – сказал Он, – ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают как Ангелы Божии на небесах». «Заблуждаетесь – добавил Иисус, – не зная Писаний, ни силы Божьей». Он обвинил саддукеев не в лицемерии, как некогда обвинял фарисеев, но в ошибочных верованиях.

Саддукеи льстили себя мыслью, что они строже других придерживаются Писаний. Но Иисус сказал, что они не познали их истинного смысла, ведь такое познание возможно только через просвещение сердца Святым Духом. Саддукеи нуждались в более глубоком понимании могущества Творца и тайны Божественной силы.

«А фарисеи, услышавши, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?» На этот прямой вопрос Христос ответил так же прямо: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душою твоею, и всем разумением твоим»: сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей, – сказал Христос, – потому что она вытекает из нее: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Невозможно соблюсти первую заповедь, нарушая вторую, и наоборот, невозможно соблюсти вторую, нарушая первую. Только в том случае, если мы больше всего любим Бога, мы становимся способны искренне любить ближнего. Наш Господь представляет все десять заповедей как единое Божественное целое и учит нас, что любовь к Богу должна проявляться в следовании всем Его заповедям.

Книжник, задавший вопрос Иисусу, перед собравшимися священниками и начальниками честно признал, что Христос правильно объяснил закон и сказал: «Хорошо, Учитель! Истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душою, и всею крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв». «Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия». Этот книжник признал, что гораздо большую ценность, нежели обряды, имеют любовь, повиновение Богу и бескорыстная забота о человеке.

Теперь Иисус Сам задал вопрос фарисеям: «Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?» И фарисеи хором ответили: «Давидов». Так называли Мессию в пророчествах. Но многие из тех, кто называл Иисуса Сыном Давидовым, не признавали Его Божественности, не понимали, что Сын Давидов – это и Сын Божий.

В ответ на их утверждение, что Христос – это Сын Давидов, Иисус сказал: «Как же Давид, по вдохновению,называет Его Господом, когда говорит: «сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын Ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его».

Подготовила И. Беднякова