Василий Жуковский: жизнь, полная веры

714

9 февраля исполнится 230 лет со Дня рождения Василия Андреевича Жуковского (1783 – 1852). Жуковский — знаменитый русский поэт, который известен не только своим литературным талантом, но чистотой души, щедрой благотворительностью и любовью к окружающим, проявленной на деле. Причиной духовной силы этой личности была приверженность евангельским принципам.

Василий Жуковский был незаконнорождённым сыном орловского дворянина Бунина и пленной турчанки Сальхи. Мальчику была дана фамилия усыновившего его помещика Андрея Жуковского, который жил на положении приживальщика в доме Буниных. Это позволило будущему поэту избежать участи незаконнорождённого. В дальнейшем, благодаря содействию Божьему он сделался не только поэтом первой величины, но и другом, и благодетелем многих поэтов пушкинского окружения, удостоился стать воспитателем наследника престола, будущего царя-освободителя Александра I.

Василия Жуковского отличали добродетельный характер и духовность. Они были результатом терпеливого христианского самосовершенствования, которому он посвятил свою жизнь. Он всегда стремился, чтобы свет Христов сиял в его душе. В итоге все, знавшие поэта, могли сказать о нём словами апостола: «Вера содействовала делам его и делами вера достигла совершенства» (Иакова 2:22).
Стремлением всей жизни Василия Андреевича Жуковского была покорность Божьей воле. Он глубоко осознавал, что бессмысленно сопротивляться Богу, потому что Он добр и Им предназначенный путь — лучший для человека.
Это его стремление проявилось во взаимоотношениях поэта со своей возлюбленной Машей Протасовой, мать которой, несмотря на их трепетную любовь, была категорически против этого союза. Долгие годы Василий Жуковский надеялся, что возлюбленная станет его женой, но когда была назначена свадьба Маши с другим человеком, он в смирении написал: «Милый друг, Маша! Надобно сказать тебе что-нибудь в последний раз. У тебя есть добрый товарищ — твоя смиренная покорность воле Божьей. Она у тебя не на словах, а в сердце и на деле… Я никогда не забуду, что всем тем счастьем, какое имею в жизни, обязан тебе… что всё лучшее во мне было соединено с привязанностью к тебе, что, наконец, тебе же я обязан самым прекрасным движением сердца, которое решилось пожертвование тобою…»

Жизненным девизом поэта можно назвать его слова: «Уметь во всякое время, во всех обстоятельствах жизни произносить смиренно: “Да будет Твоя воля”, — есть верховная наука жизни».

Мария вышла замуж и рано умерла, а Василий Андреевич Жуковский продолжал заботиться о её дочери и сестре Александре. Чтобы обеспечить ей приданное, он даже продал своё небольшое имение, доставшееся ему в наследство от крёстного отца.

Его стихи перекликаются со словами апостола Павла: «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, всё содействует ко благу» (Римлянам 8:28).

Земная жизнь — небесного наследник;

Несчастье — нам учитель, а не враг,

Спасительно-суровый собеседник,

Безжалостный разитель бренных благ,

Великого понятный проповедник,

Нам об руку на тайный жизни праг.

Оно идёт, всё руша перед нами,

И скорбию дружа нас с небесами.

 

Жуковский был другом и благодетелем многих литераторов пушкинского окружения. Он успешно хлопотал о возвращении из ссылки Пушкина, о возвращении утраченной гражданской дееспособности Баратынскому, благодаря заступничеству Василия Жуковского была облегчена участь Герцена. Жуковский выкупил из крепостной неволи Тараса Шевченко, продав свой портрет, написанный Брюлловым. За 40 лет до официального освобождения крестьян от крепостного права он дал вольную крепостным, купленным на его имя книготорговцем Поповым.

Приближённый к царскому двору, Василий Андреевич Жуковский часто делал всё возможное, чтобы помочь бедствующим и скорбящим. Тайна душевной красоты поэта заключается в его неустанном стремлении к Божественному идеалу: «Идеал красоты есть Бог, явно и тайно соприсутствующий в создании и ему сообщающий красоту живую, одной человеческой душе откровенную».

Подготовила Юлия Коровина

 

Вера и надежда

Протёкших радостей уже не возвратить,

Но в самой скорби есть для сердца наслажденье.

Ужели всё мечта? Напрасно ль слёзы лить?

Ужели наша жизнь есть только привиденье,

И трудная стезя к ничтожеству ведёт?

Ах нет! Мой милый друг, не будем безнадежны:

Есть пристань верная, есть берег безмятежный.

Там всё погибшее пред нами оживёт;

Незримая Рука, простёртая над нами,

Ведёт нас к одному различными путями.

Блаженство — наша цель;
когда мы к ней придём, 

Нам Провидение сей тайны не открыло.

Но рано ль, поздно ли, мы радостно вздохнём,

Надеждой не вотще нас Небо одарило.

 

Газета «Сокрытое Сокровище» №2 (190) февраль 2013 г.